Тарас  Джамалов

Тарас Джамалов, генеральный директор Lenovo в Украине, рассказал о том, как изменились предпочтения потребителей, об ответственности компании за безопасность пользователей, особенностях украинского рынка электронной техники и приобретенной гибкости правительства страны в отношении предприятий.

Тарас  <span>Джамалов</span>

Можно бесконечно говорить о том, какой у Украины потенциал, и в то же время бесконечно говорить, какие у нее риски

18.11.2019 (№ LDaily #11)

Тарас Джамалов, генеральный директор Lenovo в Украине, рассказал о том, как изменились предпочтения потребителей, об ответственности компании за безопасность пользователей, особенностях украинского рынка электронной техники и приобретенной гибкости правительства страны в отношении предприятий.

: Недавно Lenovo представила новую платформу для исследований в сфере работы мозга. Каких еще инноваций от вас следует ожидать?

Т. Джамалов: Прежде всего хотел бы уточнить, что эти инновации общие. Мы предоставили ученым суперкомпьютеры, мы дали им мощности для того, чтобы они этот проект осуществляли. Мы даем такие мощности не только для проектов, связанных с нейроинтерфейсами, работой головного мозга. Такие же мощности мы предлагаем и для других отраслей и других видов знаний, например, для климатологов. Если говорить о каких-то прорывных вещах в науке, то они могут произойти в любое время, потому что ученые постоянно подают заявки, а мы постоянно обеспечиваем их необходимыми мощностями.

Что касается инноваций в сфере компьютерных технологий, которые больше касаются нас как производителя, как ИT-компании, то сложно сказать, какие прорывные технологии появятся в ближайшее время, так как отдельная часть деятельности нашей компании — это приобретение перспективных стартапов по всему миру. Они могут быть из совершенно разных отраслей: кто-то занимается нейроинтерфейсами, кто-то — блокчейном, кто-то чем-то сегодня совсем необычным. И какой из стартапов будет иметь успех, какая технология получит быстрое и массовое распространение, этого я точно сказать не могу. Что касается интернета и искусственного интеллекта компьютеров в целом — всё это нас интересует, и мы прилагаем значительные усилия и ресурсы, чтобы приблизить человечество к светлому будущему.

: Насколько быстро меняются потребности потребителей и как вы на них реагируете?

Т. Джамалов: Меняются они не так быстро. Если мы говорим об украинском потребителе, то на общие тренды он реагирует несколько медленнее, чем жители Западной Европы. Что касается того, как мы реагируем, то я хотел бы отметить, что мы не занимаем пассивную позицию, не выжидаем изменений потребительских предпочтений, чтобы потом сказать: «Ой, мы не угадали, нужно срочно что-то менять». Мы проводим много исследований в Украине и мире, чтобы предположить то, что захотят через некоторое время потребители. Мы стараемся работать таким образом, что когда потребители что-то и начнут массово искать, мы им уже сможем предлагать это на рынке. Иногда даже «подталкиваем» потребителя к тому, как ему надо изменить свои предпочтения, отношение к технологиям и технике, предоставляя передовые продукты.

: Какую долю рынка занимает Lenovo в Украине?

Т. Джамалов: У нас несколько бизнесов в стране по сегментам техники. В мире их представлено еще больше. Если говорить об Украине, то это бизнес по продаже планшетов и бизнес по продаже ноутбуков. По планшетам мы закончили прошлый год на первом месте с долей более 26%. Справедливости ради замечу, что по итогам марта потеряли в доле, сейчас у нас 18%. Что касается ноутбуков, то там ситуация иная. Мы — уверенный лидер с долей более 30%, со значительным отрывом от ближайшего конкурента. Начало года только подтверждает это.

Кроме этого, если взглянуть на различные ценовые сегменты, то мы номер один во всех ценовых сегментах, кроме самого дешевого, но мы не хотим предлагать такую технику, в которой производитель намеренно от чего-то отказался, чтобы снизить цену. Мы пока что (надеемся, ненадолго) не номер один в сегменте более 30000 грн. Дело в том, что мы только сейчас начинаем поставлять в Украину технику именно в этом ценовом сегменте. Во многих сегментах верхнего ценового диапазона мы просто не были представлены.

Отдельно хочу отметить, что в быстро растущем сегменте в Украине, таком как геймерские компьютеры, по итогам прошлого года мы на первом месте. Мы самые молодые из игроков этого рынка: другие производители уже много лет выпускают подобную технику. А для нас это только старт. Я уверен, мы еще крепче укрепимся на первом месте в 2019 году. Отдельно хочу обратить внимание на бизнесе коммерческих устройств, в частности ThinkPad. Там очень сложно оценить долю, мало аналитических компаний, которые предоставляют достоверные данные. Однако могу заверить, что в 2017 году по сравнению с 2016-м мы этот бизнес увеличили вдвое. А в 2018 году против 2017-го — еще на 50%. В коммерческих устройствах мы очень быстро растем.

: Чем украинский рынок электроники отличается от зарубежного и какие нынче тенденции?

Т. Джамалов: Рынок отличается по нескольким ключевым параметрам. Один из них — это средняя цена продаваемого устройства. Украинцы покупают в среднем чуть дешевле, чем жители Европы или Северной Америки. Причина очевидна — разный средний доход на душу населения. Второе существенное отличие — очень большое проникновение кредитов в продажах на рынке Украины. Доля продаж техники в кредит довольно существенная. А что касается тенденций, то в Украине потребитель стал более ответственно относиться к покупке. Если посмотреть на продажи 2015 — первой половины 2016 года, то более половины рынка занимали дешевые устройства. Потребитель хотел купить дешево, и неважно, что внутри ноутбука или планшета. Люди попользовались такими приборами и или поняли, что они не полностью удовлетворяют их потребности, или же начали взвешенно подходить к приобретению, — в любом случае они стали покупать ответственнее. Теперь обращают внимание не только на цену, но и на имидж бренда, на технические характеристики, на то, насколько параметры приобретаемого устройства будут удовлетворять их потребности и сегодня, и завтра, и через год. Больше оценивают совокупную стоимость владения устройством, ответственно относятся к выбору. Надеемся, что это не изменится.

: Как вы работаете над защитой данных?

Т. Джамалов: Этот вопрос можно разделить на несколько подвопросов и на каждый довольно подробно ответить. Первое: если мы говорим о данных, предоставляемых пользователями, то мы их сохраняем в соответствии с законом, который год назад вступил в силу в Европе. Это очень жесткий закон, обязывающий применять довольно много процедур по защите конфиденциальных данных клиента. У нас множество тренингов и процессов в компании организовано таким образом, чтобы исключить случайное или преднамеренное разглашение информации, касающейся персональных данных пользователей или нашей внутренней информации. И я не помню ситуации, чтобы мы были замечены где-то в Украине или в мире в несанкционированном доступе к нашим данным. Это что касается данных, которые нам предоставляют пользователи, или же наших внутрикорпоративных.

Теперь отдельный вопрос о том, как мы работаем с данными пользователей, которые пользуются нашим устройствами, данными, которые они доверяют нашим устройствам. Этот вопрос тоже нужно разделить тоже на две части. Первое — это физическая безопасность информации, помощь пользователю, чтобы он ее не потерял. Второе — защита от взлома. Если говорить о физическом хранении данных, то мы используем самые качественные комплектующие, доступные сейчас на рынке. Сделаю комплимент конкурентам: здесь они не отстают от нас. Также мы понимаем, что потребителю, который использует ноутбук для коммерческой деятельности, крайне важно сохранить данные (в частности, критически значимые), поэтому мы применяем много технологий физической защиты, чтобы клиент, даже если случайно уронит устройство, не потерял этих данных и не прервал работы с устройством. Во многих ноутбуках ThinkPad является технология защиты от пролива жидкости на клавиатуру и тому подобное.

А что касается защиты от взлома, то это еще интереснее. Бренд ThinkPad был родоначальником многих технологий защиты, которые сейчас широко используются. Это и сканер отпечатка пальцев, и модуль шифрования. Мы это всё активно используем и внедряем новейшие технологии. Именно нашими устройствами пользуются многие государственные службы различных стран, в частности разведывательное управление США, армии многих государств. Это говорит о том, что мы много времени уделяем качеству защиты от взлома.

В последнее время мы не пренебрегаем защитой и веб-камеры. Мы увидели эту тенденцию и решили внедрить в наших устройствах для комфорта пользователей. У нас веб-камеры и так были достаточно защищены, чтобы невозможно было получить удаленный доступ для записи видео. Но чтобы пользователи не прибегали к помощи скотча, сейчас оборудуем камеры практически незаметной шторкой. Мы ответственно относимся к данным, которые нам предоставляют пользователи, ответственно относимся к тому, чтобы хранить данные, и ответственно относимся к тому, как защитить их.

: Как Lenovo продвигает инновации в сфере блокчейна?

Т. Джамалов: Блокчейн — очень хорошая технология, которая, к сожалению, многими пользователями воспринимается сугубо с позиции криптовалют, что не совсем верно. Криптовалюта — это хороший результат блокчейн-технологий, но не единственный. Мы видим будущее технологии блокчейна в смарт-контрактах, а не в криптовалютах или в открытых распределенных базах данных. Если говорить о нашем вкладе в это явление, то один из первых проектов, который был реализован очень масштабно на базе технологии блокчейна, но который не касается криптовалют — это наш проект в Азербайджане. Мы предоставили Центробанку страны серверы с поддержкой технологии блокчейна, чтобы надежнее хранить данные обо всех финансовых операциях. Это было достаточно масштабное событие для страны в целом, не только для нас и наших партнеров по всему миру. Мы в Азербайджане вместе с правительством страны даже собирали большой форум, чтобы продемонстрировать, как это будет работать.

Мы достаточно положительно относимся к этой технологии и немало делаем для того, чтобы она получила развитие. В частности, в том же Азербайджане тоже реализовали такой проект, как Blockchain As A Service — это своеобразная услуга предоставления блокчейна в аренду. Например, если кому-то нужно получить и внедрить в свой бизнес-процесс технологию, связанную с блокчейном, то мы можем предоставить в аренду мощности серверов, эту функцию безопасно реализовывать. В Азербайджане у нас уже есть один клиент — это один из блокчейн-стартапов, пользующийся этим сервисом.

: Есть ли еще постсоветские страны, которые хотят внедрить у себя такие же технологии, как в Азербайджане?

Т. Джамалов: Те, которые декларируют, что они хотят, — их много, и Украина не исключение. Однако те, кто реально внедрил, — только Азербайджан.

: Какие перспективы в ближайшие 5-10 лет ожидают технологию блокчейн, на ваш взгляд?

Т. Джамалов: Касательно криптовалют — это единственное, где я не берусь давать никаких прогнозов. Будет ли это массово использоваться или внедрит только какая-то страна — то, что я вижу, это то, что мы вместе с нашими поставщиками, с нашими партнерами пытаемся внедрять, это — смарт-контракты, то есть контракты, которые невозможно нарушить. Если упростить, то в решении используется технология блокчейн, она запоминает, как контракты устроены — и в этом мы видим одно из главных направлений в будущем. Чем больше компании будут внедрять смарт-контракты в свои отношения, тем более эффективным и защищенным будет их бизнес.

: Как вы боретесь с черным рынком электроники?

Т. Джамалов: Чтобы ответить на этот вопрос объективно, стоит задать немало встречных вопросов. Что такое черный рынок электроники? Если мы говорим о технике, ввозимой на территорию Украины без уплаты налогов, то очевидно, что мы не должны и не можем бороться с такими поступлениями. Это поставки не нашей продукции. Это «головная боль» или государственных органов, или тех производителей, которые позволяют это. Что мы, как компания, можем сделать, чтобы предотвратить такой импорт — без уплаты или с уплатой меньшего налога? Первое: все дистрибьюторские компании, которые поставляют в Украину технику Lenovo, имеют контракты с юридическим лицом, которое является ее резидентом и платит налоги в этой стране. Второе: мы поставляем технику через наших подрядчиков, на наших условиях, на таможенный склад в Украине, — и только с этого таможенного склада компания-дистрибьютор забирает технику. Соответственно, когда техника поступает на таможенный склад с оригинальными инвойсами, у дистрибьютора, даже если бы он и захотел, нет никаких шансов снизить цену или сказать, что он этого не получал и взять со склада товар без уплаты налогов. Это наш вклад в то, чтобы исключить возможность поставки нашими партнерами такой техники.

Также мы тесно сотрудничаем с Государственной фискальной службой Украины, в том числе и для того, чтобы исключить завоз техники из других стран — из Арабских Эмиратов, например, — и не просто без уплаты налогов, но и не предназначенной для рынка Украины. Мы с этой службой создали список так называемых доверенных импортеров, и ГФС при поступлении на таможенные склады любой техники под нашей торговой маркой сверяет названия компаний, желающих ввезти товар, со списком компаний, которые имеют право делать это в Украине. Если что-то не совпадает, то потом уже начинаются проблемы. Отдельно хочу отметить, что кроме работы с государственными органами, кроме работы с нашими дистрибьюторами и партнерами, мы стараемся не только запрещать что-то, бороться с чем-то, мы также стараемся стимулировать украинских клиентов обращать внимание на разницу между покупкой официально ввезенного, легального товара, предназначенного для продажи в стране, и неофициального. Также мы предлагаем много дополнительных сервисов, приятных сюрпризов для клиентов, если они пользуются нашей техникой. Например, при покупке наших коммерческих устройств, если это официальные ноутбуки, мы предлагаем услугу быстрого гарантийного ремонта.

: Есть ли проблемы на таможне с ввозом электроники?

Т. Джамалов: За последние пять лет это понятие очень изменилось. Раньше общей практикой была поставка техники в Украину без подписания on shore контрактов. Техника ехала в Европу непонятно к каким лицам, потом непонятно как ввозили ее в Украину по не очень понятной цене: иногда не так и не ту технику. Нередко возникали проблемы. Однако за пять лет мы как производители техники, и наши дистрибьюторы как импортеры, убедили государство, насколько мы честны, насколько прозрачные и удобные для государства созданные нами схемы, поэтому сейчас мы не имеем серьезных проблем с поставками. Иногда, к сожалению, по нашей технике бывают злоупотребления. Представители фискальной службы злоупотребляют одним из пунктов прав, которым они наделены. Могут задержать любой груз до пяти дней в таможенном терминале для проведения каких-то дополнительных исследований этого груза или документов. Иногда они этим пользуются. Если мы говорим, что есть проблемы с ввозом, то их мизерный процент. Другого рода проблем не фиксируем.

Хотелось бы отметить, насколько государство за эти пять лет изменилось. Слова «здравый смысл» стали уже не только словами. За последние годы мы только дважды столкнулись с тем, что были приняты или несвоевременно, или из-за не совсем правильной формулировки ряда законодательных актов, касающихся тестирования и регламентов, существующих в технике. И в обоих случаях, когда это произошло, государство пошло навстречу крупному бизнесу и признало, что оно допустило ошибку и сделало шаг в нашу сторону. В частности, это было в декабре 2017 — январе 2018 года, когда был принят закон, аналогичный европейским, о снижении количества вредных металлов в приборах. И официально с января 2018-го все устройства, которые ввозятся в Украину, должны были соответствовать этим новым требованиям. Государство приняло этот закон, ссылаясь на тот же — слово в слово — документ в Европе, но забыло дописать одну маленькую строчку. В Европе на действие этого закона введен мораторий до 2023 года. В Украине же решили ввести с 2018-го, что сделало бы невозможным официальный ввоз ноутбуков, компьютеров, смартфонов, в принципе электроники, ведь нормы довольно жесткие. Поскольку мы и еще два производителя обратили внимание государства на то, что оно немного ошиблось, это было быстро исправлено, — но такого понимания еще пять лет назад не было.

И второй случай, более свежий. С 1 апреля действует новый регламент для сертификации радиооборудования в Украине, и этот техрегламент требовал, чтобы не реализованная техника, находящаяся на территории Украины уже год, была повторно сертифицирована, несмотря на то, что она соответствует всем нормам и регламентам на момент ввоза. Представьте себе, сколько техники с радиомодулями находится в розничных сетях и которая ввезена достаточно давно! А государство формально требовало, чтобы эти устройства изымались из продажи и повторно отправлялись на сертификацию просто потому, что немного по-другому решили ее тестировать. Однако после довольно длительных переговоров всё-таки, буквально в конце прошлой недели, государственные органы сообщили, что они признают свою ошибку. То, что было ввезено с действующим на момент импорта сертификатом, может продаваться в розничных сетях без каких-либо препятствий.

: Планируете открывать завод в Украине?

Т. Джамалов: Как сотруднику этого офиса, как гражданину Украины мне этого очень хотелось бы, но есть много «но». Наибольшим «но» является то, что изготовленную здесь технику нужно куда-то продавать. Объем рынка Украины по любой технике — то ли смартфоны, то ли ноутбуки, планшеты и т.д. — не позволяет содержать завод, который будет работать на удовлетворение спроса только Украины. Естественно, это предприятие должно быть ориентировано на экспорт в другие страны. Для того чтобы этот экспорт был простым, нужны очень легкие и прозрачные правила, и желательно, если это беспошлинная торговля со странами, которым предназначена эта техника. У нас с Европой пока что не беспошлинная торговля, еще не открытые границы. Соответственно, производить здесь технику, а затем иметь большие проблемы с точки зрения затрат и времени, и денег, чтобы эту технику продать в европейские страны, — такая схема работы нерациональна.

И второе «но»: чтобы делать такие инвестиции, как строительство завода, необходимо более или менее точно спрогнозировать, что будет происходить с экономикой, с законодательной базой в этой стране хотя бы с перспективой на 10-12 лет. К сожалению, Украина не может похвастаться репутацией страны, которая гарантирует, что в течение 12 лет будут соблюдены стабильность законодательной базы, будет сохранен курс в каком-то одном направлении. Поэтому пока что — нет. Однако я не теряю надежды, что рано или поздно наступит день, когда в Украине, пользующейся репутацией страны, где много ИT талантов и трудолюбивых людей, реализуется этот потенциал с помощью каких-то технологических производств.

: Сколько людей работает в Lenovo в Украине?

Т. Джамалов: В бэк-офисе — около 40 человек, и часть из них работает на обеспечение рынка не только Украины, но и нескольких других стран. Еще у нас есть сеть региональных представителей и промоутеры. Хотя они и работают на Lenovo, но не полностью наши сотрудники. Их около 70 человек. Весь бизнес мы поддерживаем с помощью 100-110 человек.

: С какими рисками сталкиваетесь, работая в Украине, как вы их минимизируете?

Т. Джамалов: Украина — это очень интересная страна тем, что можно бесконечно говорить о том, какой у нее потенциал, и в то же время бесконечно говорить, какие у нее риски. Если же говорить о рисках, то самый существенный — это постоянные непредсказуемые перемены, причем они могут касаться всего: макроэкономических показателей, курса валют, потребительских настроений, показателей ВВП, изменений законов… Это и риск, и характеристика нашей страны. Второй: страна, на территории которой ведутся боевые действия, это тоже существенный риск, с которым приходится работать.

: Какие социальные проекты вы поддерживаете?

Т. Джамалов: В Украине мы с каждым годом всё больше времени и средств выделяем корпоративной социальной ответственности. У нас есть гранты для талантливых школьников и студентов. Есть учебные программы. В этом году мы осуществили по всему миру масштабную социальную программу по поддержке лиц, лишенных доступа к качественному образованию, и на один день даже сменили вывеску на нашем центральном офисе в Пекине — с «Lenovo» на «Love On» — в поддержку этого.

Также у нас проходит месяц волонтерства. В каждой стране есть волонтерские группы, к которым может присоединиться любой сотрудник. Что касается Украины, то если учесть ретроспективу нескольких лет, у нас есть несколько ответственных проектов — начиная с того, что в 2016-м мы сделали самый большой в истории фонда «Таблеточки» единоразовый взнос. У нас также было немало проектов технической помощи детям с «Охматдит», поддержки небольших детских домов семейного типа. В последние годы мы сфокусировались на образовательной сфере и участвуем во всевозможных конкурсах, фестивалях, где школьники и студенты представляют свои работы. Поддерживаем и подарками, и деньгами. Мы способствуем тому, чтобы образование по инновационным специальностям будущего было доступно в Украине, поэтому поддерживаем Sensorama Academy: именно здесь можно научиться программировать виртуальную реальность. В апреле мы приняли участие во вручении значительных средств одной из клиник Киева. Как компания, мы соучредители и участники Китайской торговой ассоциации, и силами ее членов, в том числе и нашими, собрали очень большую сумму денег на закупку оборудования для этого медицинского учреждения.

Читайте также: Управление рисками и защита активов — первоочередная задача для любого бизнеса в Украине

Читайте новости в нашем приложении!
Google Play: https://play.google.com/store/apps/details?id=ua.com.grodas.ldaily&hl=ru
App Store: https://itunes.apple.com/us/app/ldaily/id1354384907?l=uk&ls=1&mt=8

Обратите внимание!
«СНН ГРУПП» обладает исключительными авторскими правами на данную статью.
Автор имеет исключительное право контролировать использование данного материала, что означает запрет на использование данной информации без его согласия. Под информацией понимаются тексты, фото, рисунки, другие материалы. Любое использование материалов с данной статьи без письменного согласия автора запрещено.
Под использованием понимается копирования, адаптация, рерайтинг, модификация и тому подобное. В случае выявленных нарушений автор имеет право на защиту авторских прав в порядке, предусмотренном ст. 50-53 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах».
WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com