Мартин ФранцВершлан

Мартин Франц Вершлан, генеральный директор компании «Рош Украина», поделился своим многолетним опытом работы в медицинской сфере, в частности, в компании мирового масштаба Roche. Примечательно, что на территории Украины предприятие присутствует еще с конца XIX века, начав свою деятельность в Одессе (1898). В разговоре с LDaily господин Мартин рассказал о значительных инновационных достижениях в производстве лекарственных средств, благодаря которым пациенты могут качественно улучшить свою жизнь, а также отметил, что для эффективной работы медицинской сферы Украины в целом крайне важно налаживание тесного сотрудничества компании с государством.

Мартин Франц<span>Вершлан</span>

Наши препараты являются прекрасным примером того, как работают инновации, и как мы можем сделать существенный вклад в жизнь людей

10.02.2020 (№ LDaily #12)

Мартин Франц Вершлан, генеральный директор компании «Рош Украина», поделился своим многолетним опытом работы в медицинской сфере, в частности, в компании мирового масштаба Roche. Примечательно, что на территории Украины предприятие присутствует еще с конца XIX века, начав свою деятельность в Одессе (1898). В разговоре с господин Мартин рассказал о значительных инновационных достижениях в производстве лекарственных средств, благодаря которым пациенты могут качественно улучшить свою жизнь, а также отметил, что для эффективной работы медицинской сферы Украины в целом крайне важно налаживание тесного сотрудничества компании с государством.

: Вы недавно заняли должность генерального директора «Рош Украина». Что вы планируете реализовать на этой должности, и какие вызовы уже видите перед собой?

М. Ф. Вершлан: По моему мнению, главное — как можно быстрее улучшить результаты лечения украинцев. Это основная миссия нашей компании, которую я полностью поддерживаю. Что касается вызовов, нам нужно найти возможности активнее сотрудничать с властью и правительством для достижения нашей цели. Сейчас у нас нет отношений с властью на желаемом уровне, а лишь формально, то есть через текущие закупки или тендеры. Пожалуй, самый большой вызов для нас — установить прочные партнерские отношения с властью. Рассмотрим такой пример: мы обеспечиваем лечения сложных заболеваний, которые требуют многофункциональных и комплексных решений. Весь процесс начинается с того, что пациент должен узнать о болезни, ознакомиться с диагнозом, после чего он получает лекарства. Поэтому пациентам необходима административная, социальная и эмоционально-психологическая поддержка. Однако наши нынешние отношения с властью не предусматривают такой поддержки, ограничиваясь только предоставлением больным лекарств. Поэтому нам сложно предоставить полноценное и комплексное решение. Таким образом, наша главная цель — наладить сотрудничество с властью ради улучшения результатов лечения наших пациентов.

: Расскажите, пожалуйста, о себе и своем профессиональном пути до того, как начали работать в Украине.

М. Ф. Вершлан: Я родился в Швейцарии, в центральной немецкоязычной части страны. Начал работать в Roche сразу после окончания университета. Я никогда не работал в других компаниях, разве что во время летних подработок в студенческие годы. В Roche я работаю уже 22 года.

Я люблю Швейцарию, но она всегда казалась мне несколько маловатой. Я мечтал поехать за границу, что впоследствии и сделал. 20 лет я проработал в разных странах, преимущественно в области управления финансовыми и ИT проектами. Я начал свою карьеру с должности внутреннего ревизора, после этого отбыл в Южную Африку в качестве контролёра отдела диагностики, а затем — в Германию, Китай, Колумбию и Эквадор, Аргентину и Уругвай… Последние семь лет я провел в должности регионального финансового директора: сначала в регионе Восточной Европы, Среднего Востока и Африки, а затем Латинской Америки. Должность в Украине — мое первое назначение в качестве генерального директора.

: Что, на ваш взгляд, является сдерживающим фактором, мешает активно внедрять инновационные подходы в сфере здравоохранения?

М. Ф. Вершлан: Главный фактор, как я уже указал, — это то, что мы не в полной мере используем сотрудничество с правительством. Кроме этого, мы стремимся заключать с властью соглашения, ориентированные на стоимость, чтобы разделить с ней риски. Я вполне понимаю, что любой административный орган, публичный или частный, хочет гарантированно окупить свои инвестиции в здравоохранение. Перед нами нередко возникает проблема, когда результатов клинических испытаний недостаточно для решения подтвердить финансирование лечения. А власть хочет полностью понимать реальную эффективность лечения перед принятием решений. В Roche мы готовы поддержать такой диалог. Однако нам надо включить данные реальных пациентов в свою бизнес-модель, чтобы заключать такие соглашения. Очень важно иметь доступ к этим данным, поэтому мы должны наладить необходимый уровень доверия, чтобы делиться и обмениваться такой информацией с властями. Таким образом, надо искать новые идеи и способы заработать это доверие. Сейчас это является очевидным фактором сдерживания.

Подытоживая сказанное, могу отметить, что именно отсутствие доверия не позволяет нам внедрять инновационные подходы. Нам надо искать пути нивелировать это недоверие, которое держит нас на расстоянии.

: Как сейчас компания сотрудничает с государством, чтобы решить проблемы доступности эффективного лечения для украинских пациентов?

М. Ф. Вершлан: Конечно, мы принимаем определенные меры, однако, по моему мнению, этого недостаточно. Например, мы вместе с местным партнером обеспечиваем власть и государство в целом продуктами местного производства, так называемыми вторичными брендами. Эта программа направлена на помощь государству получить более широкий доступ к моноклональным антителам, наладить передачу технологий в Украине и, следовательно, увеличить количество рабочих мест и инвестиций.

Также мы проводим немало клинических испытаний в Украине, что дает возможность получать знания и привлекать инвестиции в страну. Эти испытания являются важнейшими для нас. Я, возможно, повторюсь, но прямое общение с государством ограничено. А в этом исследовательском направлении необходимо активнее сотрудничать с правительством, чтобы изменить систему здравоохранения Украины к лучшему.

: Компания активно работает над упрощением доступа к инновационным и эффективным препаратам в Украине. Чего уже удалось достичь и что планируете в ближайшее время?

М. Ф. Вершлан: Я хотел бы заметить, что, с одной стороны, мы можем достаточно быстро регистрировать новые препараты в Украине, и это является большим плюсом. Также мы быстро регистрируем экспериментальные препараты, что в других странах обычно занимает гораздо больше времени. Поэтому когда мы регистрируем новый препарат в США или Европе, мы сразу же регистрируем его и в Украине. Это одно из наших достижений.

С другой стороны, нам сложно получить финансирование препарата. Возникает проблема: пациентам приходится оплачивать самостоятельно. Для частных лиц, которые платят собственные деньги, мы разработали так называемые программы поддержки пациентов, которые помогают получить ампулы с существенной скидкой для продолжения лечения.

Это то, чего удалось достичь, и мы смогли воплотить на сегодня. Мы дополнительно ведем переговоры по оптимизации доступа пациентов к препаратам. Однако должен заметить, что переговоры с правительством до сих пор находятся на подготовительном этапе.

: Есть такие продукты, которые представлены на мировом рынке, но отсутствуют в Украине?

М. Ф. Вершлан: Возможно, какие-то более давние препараты здесь и не представлены, но все недавно выпущенные лекарства поставляются в Украину. Хотелось бы отметить, что у нас единственный ассортимент продукции. Мы не создаем какой-то отдельной линейки для США, Европы или других рынков. У нас одна стратегия, мы сосредоточены исключительно на инновациях. Компания не производит препаратов-генериков (то есть копий синтетических молекул) или биосимиларов (копий биологических молекул). Roche работает только над инновациями: это наша общая стратегия по всему миру, это наши единые стандарты.

: Многие фармацевтические компании обсуждают инновации. Что инновации означают для Roche?

М. Ф. Вершлан: Как по мне, инновации — это, так сказать, часть ДНК компании. Проанализируйте ценность такой компании, где всё основано на интеллектуальной собственности. Какая рыночная стоимость такой компании? За счет чего она функционирует?

Будущие денежные потоки от реализации разрабатываемой продукции обусловлены интеллектуальной собственностью. Это не что-то предметное, к чему можно прикоснуться, как, например, стол; нет такой компании, как золотая шахта с таким физическим активом, как золото. Это интеллектуальная собственность! Подумайте: откуда она берется? А берется она из головы, из упорства и харизмы тех, кто действительно вкладывает все свои творческие и интеллектуальные силы в разработку этих инноваций. Это фундамент компании, часть ее культуры. Так я это себе представляю.

Инновации — это не только исследования или разработки нового препарата. Инновации возможны в функциях поддержки, в организации работы, во многих других направлениях деятельности предприятия. Если кто-то в бухгалтерии говорит «Можно использовать технологического работа для создания отчетов о командировке» — это тоже будет считаться инновацией! Если можно использовать технологию «блокчейн» для реализации соглашений с правительством на основе результатов, — это тоже инновация для доступа на рынок. Мы можем наблюдать это везде в мире.

: Не могли бы вы назвать сумму годовых инвестиций в исследования?

М. Ф. Вершлан: На мировом уровне мы ежегодно выделяем около $10 млрд на исследования и разработку. Я считаю, что это самый высокий показатель в этой индустрии.

: Какими инновационными продуктами Roche вы гордитесь?

М. Ф. Вершлан: Есть несколько продуктов, которыми я горжусь. Если выделить только один, я выбрал бы наш инновационный препарат для лечения гемофилии с ингибиторами или без. Мы сейчас запускаем этот препарат, он уже присутствует на украинском рынке. Почему я вспомнил гемофилию? Она является прекрасным примером того, как работают инновации, а также примером актуальности цели нашей компании.

Наша молекула была разработана в Японии, в дочерней компании «Чугай», после чего ее включили в нашу платформу разработки.

Я коротко объясню… У нас децентрализованный подход к инновациям. Не может инновация быть результатом работы кого-то отдельно: над одной задачей у нас одновременно работает много исследовательских центров. Нашу позицию иногда критикуют, потому что можно было бы работать якобы лучше и эффективнее, нежели есть. Несмотря на это мы твердо уверены, что инновация может возникнуть в любом месте и должна быть сравнительно независимой, чтобы иметь успех. Именно поэтому наш подход к разработке инноваций заключается в одновременности функционирования многих исследовательских центров.

Поэтому новый препарат Roche для лечения гемофилии свидетельствует об успехе этой модели. Результаты от лечения для больных гемофилией — настоящее достижение, потому что он значительно снижает уровень кровотечений у взрослых и детей. Это открывает пациентам, страдающим этим недугом, путь к совершенно иному уровню жизни! Больные гемофилией рождаются с этим диагнозом, он наследственен. Некоторые пациенты еженедельно нуждаются в постоянных внутривенных вливаниях с фактором VIII, чтобы дополнить фермент, которого не хватает в каскадах свертывания крови. Просто представьте: иногда такие вливания продолжаются несколько часов! Если у вас ребенок, больной гемофилией, то вам еженедельно придется тратить кучу времени на эти процедуры, и вообще вся жизнь будет вращаться вокруг болезни… Это будет мешать полноценной и вашей жизни, и вашего ребенка. А теперь, благодаря инновации Roche, мы имеем эффективный препарат. Вместо того чтобы делать вливания несколько раз в неделю, вы можете просто сделать подкожную инъекцию, причем один раз в пределах недели ли месяца. Это совсем другое качество жизни!

Это и есть лучшие результаты: не только медицинская помощь, но и возможность перейти на совершенно новый уровень. Прослеживается и длительный эффект, потому что если не лечить гемофилию должным образом, суставы больных могут разрушаться от постоянных кровотечений. В результате такие пациенты будут нуждаться в замене тазобедренного или коленного суставов, а это требует дополнительных затрат от самих больных и системы здравоохранения. Отныне всего этого можно избежать — и это победа для общества.

Поэтому если вы спрашиваете меня, каким препаратом я горжусь, то из многочисленных достижений нашей компании я хочу выделить новую молекулу для лечения гемофилии. Она полностью меняет качество жизни пациентов и их семей, и дает мне повод гордиться этой разработкой.

: Какие препараты вы планируете выпустить в 2020-м?

М. Ф. Вершлан: В ноябре Европейский комитет по вопросам лекарственных средств для использования человеком (Committee for Medicinal Products for Human Use, CHMP. — Ред.) принял положительное мнение о новой молекуле Roche, назвав ее «первый в своем классе конъюгат антитело-лекарственное средство» в гематологии. Она специально нацелена на белок, который экспрессируется в большинстве В-клеточных лимфом. В 2020 году мы планируем глобальный запуск этой молекулы, в том числе и регистрацию в Украине. Это уже второй препарат такого типа. Первым была комбинация таргетного моноклонального антитела с классической химиотерапией, который мы уже имеем для лечения HER2-положительного рака молочной железы. Также есть препарат с новым активным механизмом действия против гриппа, который можно применять в сезон этого недуга. Мы считаем, что это тоже является значительным медицинским вкладом в Украине — с ее климатом и влажной зимой, способствующей распространению вирусов гриппа и которая уже не за горами.

Это наши важнейшие планы на 2020-й. Кроме того, мы планируем в ближайшее время расширить линейку препаратов для иммунотерапии рака.

Читайте также: Чтобы не иметь проблем с активами и проблем с контролирующими государственными органами, необходимо выстроить абсолютно одинаковую последовательную стратегию коммуникации со всеми органами власти

Читайте новости в нашем приложении!
Google Play: https://play.google.com/store/apps/details?id=ua.com.grodas.ldaily&hl=ru
App Store: https://itunes.apple.com/us/app/ldaily/id1354384907?l=uk&ls=1&mt=8

Обратите внимание!
«СНН ГРУПП» обладает исключительными авторскими правами на данную статью.
Автор имеет исключительное право контролировать использование данного материала, что означает запрет на использование данной информации без его согласия. Под информацией понимаются тексты, фото, рисунки, другие материалы. Любое использование материалов с данной статьи без письменного согласия автора запрещено.
Под использованием понимается копирования, адаптация, рерайтинг, модификация и тому подобное. В случае выявленных нарушений автор имеет право на защиту авторских прав в порядке, предусмотренном ст. 50-53 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах».
WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com