Ярослав  Климович

Интервью с председателем правления НАК «Надра Украины» Ярославом Климовичем о состоянии геологической отрасли в Украине.

Ярослав  <span>Климович</span>

Мой стимул заключается в том, чтобы интегрировать европейский уровень жизни и их экономику в Украине

19.04.2018 (№ LDaily #6)

Интервью с председателем правления НАК «Надра Украины» Ярославом Климовичем о состоянии геологической отрасли в Украине.

О таких людях говорят — патриот. Это именно тот случай, когда ответственность за страну проникла в подсознание, иначе просто не работает. Для Ярослава налаживания дел в отечественной геологии стало вопросом личного принципа — хочется, чтобы Украина как можно быстрее имела развитую экономику, а украинцы — европейский уровень жизни, и геология как раз может стать тем ключом, который откроет поток иностранных инвестиций в Украину.

Разговор был строгий, но справедливый, и такой, который обязательно надо продолжить по итогам года.

: Ярослав, расскажите о роли НАК «Надра Украины» в наполнении минерально-сырьевой базы страны. С какой целью создавалась компания, объединившая отраслевые госпредприятия?

Я. Климович: «Надра Украины» является одним из крупнейших в Украине предприятий, выполняет весь комплекс геологоразведочных работ на различные виды полезных ископаемых. Образована государством Национальная акционерная компания «Надра Украины» активно участвует в инвестиционных нефтегазовых проектах Украины, а также в проектах по реализации Общегосударственной программы развития минерально-сырьевой базы Украины на период до 2030 года.

В 2015-2017 годах деятельность дочерних предприятий Компании постепенно активизировалась. Сейчас в состав НАК входят 6 действующих дочерних предприятий «Укрнаукагеоцентр», «Захидукргеология», «Центрукргеология», «Черниговнефтегазгеология», «Агрогеофизика» и ООО «Житомирбурразведка».

Национальная акционерная компания «Надра Украины» является владельцем 21 специального разрешения, из которых 15 — действующих и 6 находятся на стадии продления срока действия. Преимущественно участки недр, на которые мы имеем спецразрешения, расположены в Западном регионе. По одному спецразрешению у нас в Сумской и Луганской областях и 4 — в Житомирской области (металлические руды).

Следует также отметить, что аффилированное лицо Компании является владельцем специальных разрешений на углеводороды, расположенные на временно оккупированных территориях: 1 спецразрешение на территории АР Крым на геологическое изучение, в том числе опытно-промышленную разработку с дальнейшей добычей газа и нефти; 1 специальное разрешение в пределах северо-западного шельфа Черного моря на геологическое изучение, в том числе опытно-промышленную разработку с дальнейшей добычей газа и нефти.

В общем предприятиями, входящими в состав НАК «Надра Украины» разведано 1864 месторождений минерального сырья, из них — 353 месторождения нефти и газа, пробурено свыше 10000 глубоких нефтегазовых скважин, достигнут прирост условного топлива — более 2.9 млрд т, опубликовано более 7600 научно-тематических работ, ставших основой для открытия месторождений углеводородов.

За период существования Национальной акционерной компании «Надра Украины» открыто 15 месторождений углеводородов. Перспективные из них — Ракитнянское газоконденсатное месторождение (Харьковская обл.), Васищевское газоконденсатное месторождение (Харьковская обл.), Приречное нефтегазоконденсатное месторождение (Полтавская обл.), Ретичинское газовое месторождение (Львовская обл.), Юго-Берестовское нефтяное месторождение (Сумская обл.) и Ризныкивское нефтяное месторождение (Сумская обл.).

А первоочерёдная цель создания НАК «Надра Украины» — повысить качество управления всеми геологическими предприятиями, а вторая — наращивать запасы на различные виды полезных ископаемых. Вообще, мы бы хотели достичь энергонезависимости, со временем выйти на самообеспечение, а в перспективе и на экспорт углеводородного сырья.

: Возможно достичь этого в принципе?

Я. Климович: В 1975 году Украина достигла максимума по добыче углеводородов, который составил почти 69 млрд. м3 газа, потребляя при этом 37 млрд. Страна держала такой уровень за счет того, что была построена эффективная система поисково-разведочных работ и добычи минеральных ресурсов. Геологические предприятия каждый год открывали до 10 крупных месторождений нефти и газа и передавали их добывающим организациям, благодаря чему, государство обеспечивало свои потребности в нефти и газе.

Государственные геологические предприятий НАК «Надра Украины» до 1995 года разведали и открыли все месторождения, на которых сейчас работают добывающие предприятия как государственной, так и частной форм собственности, в том числе «Укргаздобыча» и «Укрнафта».

Сейчас, честно говоря, ситуация очень сложная. Причем, то, что я говорю это — открытая информация, которую может найти любой желающий.

Вместе с руководителем нашего дочернего предприятия «Укрнаукагеоцентр» мы написали статью и опубликовали ее в «Правительственном курьере», где подсчитали, на сколько нам хватит сегодняшних ресурсов нефти и газа, если их не наращивать. Так вот: при сохранении современных темпов эксплуатации, остаточных добывающих запасов хватит лишь на 22 года.

И это очень большая проблема. Если не проводить геологоразведочные работы для наращивания ресурсной базы, то будущие поколения останутся без собственного углеводородного сырья. Поэтому необходимо увеличить государственное финансирование тематических и поисково-разведочных работ, чтобы обеспечить прирост нефти и газа. Причем каждый год мы слушаем то, что государство увеличит нам финансирование, но обещания не выполняются.

: Что нужно для достижения поставленной цели?

Я. Климович: Если говорить о современных условия, тогда надо говорить о «преодолении кризиса», который заключается в дисбалансе вызовов, возникающих перед геологоразведочными предприятиями Украины в целом и НАК «Надра Украины» в частности, а также возможностями и условиями, в которых наше предприятие вынуждено выполнять главную свою уставную задачу: «… наращивания минерально-сырьевой базы и получение прибыли».

И если со второй частью — получения прибыли — наша Компания несмотря на спад заказов и экономический кризис все же эффективно справилась и в 2017 году показала двойной уровень прибыли по сравнению с 2016 годом и в несколько раз перевыполнила финансовый плановый показатель, то по первой части задания, — наращивание минерально-сырьевой базы, — уже который год нам приходится буквально бороться за выживание отрасли в чрезвычайно неблагоприятных экономических и законодательно-правовых условиях.

Только подумайте, с 2009 года, когда отрасль еще сохраняла хотя бы докризисный уровень запасов крайне нужных стране углеводородов (примерно 1600 млн. тонн условного топлива при запасах газа более 1.2 трлн м3), финансирование только в части государственного участия в заказе прироста запасов полезных ископаемых снизилось с 128 млн. долларов до мизерных и унизительных 3-4 млн. долларов в год в 2016-2017 годах. Это — не просто позорное отношение к потребностям в приросте запасов углеводородов. Это — прямая угроза будущему добычи углеводородов уже в ближайшие годы. Почему? А потому, что при этом еще и не выполняется специально разработанный и внедренный в 2012 году закон «Об утверждении Общегосударственной программы развития минерально-сырьевой базы Украины на период до 2030 года» (МСБ 2030), где четко предусмотрено финансирование поиска и разведки углеводородов («Greenfield») в размере не менее 500 млн. грн. ежегодно государством, и в размере в разы больше, а именно от 7 млрд. ежегодно частными инвестициями.

: И как дела с привлечением частных инвестиций?

Я. Климович: Мы очень активны: участвуем во всех рабочих совещаниях, ищем альтернативные решения как выйти из ситуации, пытаемся разработать более привлекательную экономическую модель для геологической отрасли. Неоднократно встречались с международными партнерами, в частности с представителями ЕБРР, предлагая привлечь недорогие кредиты на проведение комплекса геологоразведочных работ.

: Какова судьба этих предложений?

Я. Климович: Есть официальное согласительное решение экологического комитета еще во времена господина Томенко. Затем была принята резолюция в поддержку программы, после которой её надо было направить на согласование в Кабмин. В результате нашу программу не поддержали, потому что нет средств. Но мы не остановились и предложили другой механизм — государственные гарантии.

: Это предложение было утверждено?

Я. Климович: Нет. Это вопрос сложности наших политических реалий, которые сегодня происходят в Украине. У нас недостаточно лобби для того, чтобы этот вопрос решить положительно. Но мы не опускаем руки и продолжаем над этим дальше работать.

: Каковы шансы того, что Вас услышат?

Я. Климович: Я рассчитываю на то, что здравый смысл победит и в конце концов мы достучимся. Я предполагаю, что программа не является идеальной, но мы согласны ее обсуждать и слушать предложения. Но проблема в том, что сегодня для иностранного инвестора нет того лакомого куска, ради которого он должен был бы сюда зайти. Так вот: геологическая отрасль может стать тем куском, если подготовить его.

Еще я хочу сказать, что когда бываю за границей, то восхищаюсь развитыми странами и тем уровнем жизни, который там сегодня есть. Для меня, как для руководителя стратегической для Украины компании,

Стимул заключается в том, чтобы интегрировать европейский уровень жизни и их экономику в Украине, чтобы наши дети и внуки имели такие же развитые условия жизни, тем более, что в Украине для этого все есть.

: Какие проблемы в геологоразведочной отрасли на сегодня являются наиболее актуальными и как их решать?

Я. Климович: актуальным на сегодня остается вопрос дальнейшего существования геологоразведочной отрасли. Современный добыча углеводородного сырья не удовлетворяет потребностей государства. А это значит, что сегодняшняя проблема эффективности геологоразведочных работ на нефть и газ и рациональное освоение разведанных запасов достигла своего критического уровня. И этому есть ряд причин.

Первая из основных причин это естественная — высокая разведанность нефтегазодобывающих регионов и практическое истощение действующих месторождений.

Вторая причина — это низкий показатель открытия новых залежей и месторождений, как результат -низкие приросты запасов углеводородов, о чем свидетельствует то, что при годовой добычи 20,75 миллиарда кубов газа в год — на открытых месторождениях и залежах прирост составил всего 1,29 миллиарда м3, это 6,3 % от добычи, а это не вдвое больше (как обычно в мире для обеспечения стабильной добычи), а в 15 раз меньше, что катастрофично для перспективы добычи.

Наращивать запасы можно только при увеличении эффективности геологоразведочных работ, а это, в свою очередь, возможно при восстановлении их финансирования до уровня, когда предприятия НАК открывали по 5-10 месторождений нефти и газа в год и наращивали запасы в 2 и более раз, обеспечивая стабильную добычу, то есть государство полностью себя обеспечивала углеводородами.

Так что сегодня геологоразведочные работы необходимо сосредоточить:

  • на доразведке территорий, где расположены реальные запасы 904 миллиардов м3 газа;
  • провести поисковые работы на территориях, где находятся ресурсы в количестве 5.6 трлн. м3 газа (за счет освоения больших глубин, поиск малоамплитудных несклепинных ловушек, приштоковых зон, карбонатных отложений)
  • выполнить научно-аналитические, поисковые работы на перспективных территориях, где обоснованы ресурсы нетрадиционных залежей (газ сланцевых толщ, уплотненных коллекторов и центрально-бассейнового типа) в количестве 32-50 трлн. м3 газа.

Исходя из задач, которые стоят перед государством, «Надра Украины» планирует:

  • разработать стратегические планы и направления поисков и разведки полезных ископаемых:
  • реализовать Государственные программы по наращиванию добычи углеводородов в части проведения геологоразведочных работ;
  • увеличить добычу нефти и газа за счет реликвидационных работ на ликвидируемых скважинах, которые основаны на дополнительных исследованиях и анализе геолого-геофизических материалов;
  • подготовить геолого-геофизические материалы в виде бизнес-проектов и инвестиционных программ с целью привлечения потенциальных инвесторов;
  • обосновать новые перспективные участки на нефть и газ;
  • провести поисково-разведочное бурение на лицензионных участках компании за счет собственных и инвестиционных средств.

: Насколько недра Украины богаты углеводородами?

Я. Климович: Территория Украины занимает около 0,5% земной суши, а в ее недрах, по оценке отечественных специалистов-геологов, находится около 5% мировых запасов полезных ископаемых. На сегодня в Украине открыто более 400 месторождений нефти и газа, 95% которых открыто коллективами предприятий НАК. В промышленной разработке находятся 269 месторождений, балансовые (остаточные) запасы которых составляют 904 млрд. м3 газа и 187 млн. т нефти и газового конденсата. Перспективные и прогнозные ресурсы оценены в объеме 5.7 трлн. м3 в газовом эквиваленте.

Кроме того, еще есть научно обоснованные ресурсы из нетрадиционных залежей — это сланцевый газ, газ уплотненных коллекторов и угольных месторождений, которые по разным оценкам составляют 30-52 трлн.м3.

В Украине всего добыто 2.5 млрд. т условного топлива, что составляет 69% от начальных запасов углеводородов. Годовая добыча газа по 2017 составил:

  • газа — 20,8 млрд м3,
  • нефти — 2,1 млн. т.

: Сейчас активно говорят об энергонезависимость Украины. По вашему мнению, что нужно сделать, чтобы выйти на уровень обеспечения государства собственным газом?

Я. Климович: После налоговых рентных и других законодательных потрясений 2014 — 2015 годов, которые остановили поиск и разведку углеводородов, плодородную почву для инвесторов, которую у нас, геологов, в контексте поиска с нуля новых площадей на английском языке называют «Greenfield», придется готовить именно государству. А оно своей непредсказуемостью и нестабильным изменением правил игры не в пользу инвесторов отвлекло их от взносов не то, что в поиск новых месторождений, но и в разработку действующих. Все инвестиции сейчас направлены только на получение временных сверхприбылей и в мгновенное увеличение добычи на действующих участках. Поверьте, это неизбежно приведет к резкому падению добычи уже в среднесрочной перспективе из-за ускоренного падения запасов под воздействием агрессивного извлечения углеводородов.

Эксплуатация была агрессивной и тогда, в советское время, но в то время понимали угрозу, что может быть вызвана превышением темпов добычи над темпами прироста углеводородов, и на один кубометр добытого газа вкладывали ощутимые инвестиции, которыми открывали и наращивали два-три новые кубические метры газа. Так вот благодаря этой политике мы уже 30 лет выбираем ресурс, который наработан нашими предприятиями, созданный еще в статусе советских государственных геологических предприятий. Без государственного заказа, без поддержки, мы делаем абсолютно все, что возможно и даже больше из собственного ограниченного ресурса, но этого не хватит для сохранения запаса энергетической прочности украинских недр. Хорошо, что введена стимулирующая низкая рента на добычу с вновь вводимых скважин и недавно упрощенны условия ведения геологоразведки хотя бы на техническом уровне.

Что касается дня завтрашнего, то готовить «Greenfield» для будущих поколений и инвесторов, как и в предыдущие годы наша компания полностью готова, как только государство выделит надлежащее финансовое обеспечение отрасли хотя бы путем реинвестиций того, что она ежегодно приносит в государственный бюджет.

Например, в 2017 году эти средства в сумме не менее 2 млрд. грн, которые положила Госгеонедра Украины в казну страны. Поступления от углеводородов в бюджет страны, а это не менее 10 процентов общих поступлений бюджета, составляет более 70 млрд. гривен налогов и сборов всех уровней.

На этом фоне еще раз вспомните прошлогодний бюджет всей государственной геологии в 100 млн. грн. на всю отрасль (0,1% от углеводородных поступлений) и оцените «бесперспективность» ожиданий прироста запасов для страны при таких инвестициях государства в отрасль.

Если инвестиции в госзаказ будут 2 млрд. грн., по крайней мере на уровне тех времен, когда эффективно работала отрасль, запасы выровняются и пойдут на прирост, если нет, то вспомните, что за 10 лет они упали на 40%. Еще за 20 лет могут упасть до нуля. Поэтому надо сейчас вкладывать, чтобы завтра добывать и экспортировать. В этом и будет состоять энергетическая независимость Украины. Даром энергетическая независимость недостижима.

: Вы считаете, реально привлечь деньги бизнеса в геологоразведку, перенеся центр тяжести с бюджетного на внебюджетное финансирование?

Я. Климович: Мы потеряли тот толчок, благодаря которому, введя налоговые льготы для сделок о разделе продукции и особые фискальные и другие условия, мы стали интересными для крупных игроков на рынке добычи нефти и газа на границе 2013-2014 годов. Я говорю о Shell, Chevron, ExxonMobil и т.п., которые на фоне мирового падения цен на углеводороды в 2014-2015 годах переориентировались с Украины на другие регионы. Этот толчок формировался несколько лет и должен был дать стимул на десятилетия, когда инвестиции в геологоразведку, а затем и в добычу, должны были идти по инерции в ожидании будущих доходов. Это так называемые позитивные ожидания бизнеса, которые в США и Европе так добросовестно и осторожно культивируют, поскольку они являются движущей силой частных инвестиций. Это как проект строительства, который трудно начать, но гораздо важнее не остановить, потому что остановленное строительство — это почти смерть для незавершенного проекта. Вот так же случилось с проектом «энергонезависимость». Толчок мы дали, а потом заморозили строительство, остановились. Это очень опасно. В такой ситуации государство снова должно создать критические условия для нового толчка.

Мы не вернем сейчас космические цены в 110 долларов за баррель нефти, но по крайней мере можем создать не менее благоприятное регуляторное, и правовое, и фискальное поле, в котором даже при ценах, которые уже пересекли психологический рубеж в 60$ за баррель (граница привлекательности трудно извлекаемых и нетрадиционных углеводородов), вполне можно надеяться на возвращение отечественных и зарубежных инвесторов в проекты поиска и разведки новых углеводородов в Украине.

Сначала надо будет вложить свои средства в это, например, через государственный заказ в объемах, которые я уже ранее упоминал, на поиск нескольких новых месторождений, как это, кстати, было предусмотрено Законом МСБ 2030 (два года государственных инвестиций на запуск инвестиционного процесса). Это будет сигнал для частного бизнеса, который ни в коем случае нельзя испортить законодательными осложнениями для геологов и добывающих предприятий. Ренты не трогать, разве что снижать. После этого абсолютно реально будет передвинуть центр тяжести с бюджетного на внебюджетное финансирование, которое превысит бюджетное финансирование в разы. Вот тогда процесс движения к энергонезависимости будет не остановить!

: На сколько геологическая отрасль Украины отстает от состояния европейской геологической отрасли?

Я. Климович: Я могу провести такое сравнение только в части технического обеспечение. А вот про уровень наших специалистов сегодня говорит весь мир. Наши геологи участвуют во многих международных конференциях и форумах. Например, в 2017 году мы были в Китае, который проявляет особый интерес к Украине, принципам и подходам к работе нашей геологической отрасли. Конечно, мы отстаем в наших технических средствах, которые требуют немедленного обновления. Я обращаю особое внимание на то, что именно обновления, а не ремонта. В Украине за 25 лет не было никакой модернизации геологической отрасли. И это сегодня самая большая проблема.

: Украинская геология в феврале 2018 отметила 100-летний юбилей. Расскажите о перспективах геологической отрасли? Какое место НАК «Надра Украины» в этих перспективах?

Я. Климович: Украина была и остается мощным добывающим государством. С добычей и использованием полезных ископаемых связано около половины промышленного и экспортного потенциала Украины и до 20% ее трудовых ресурсов. Первоочередными задачами в настоящее время является продолжение реформирования геологической отрасли для обеспечения эффективного функционирования институтов в сфере, связанной с недропользованием и охраной окружающей среды; совершенствование законодательства с целью улучшения инвестиционного климата в области недропользования; совершенствование финансирования геологоразведочных работ для восстановления минерально-сырьевой базы Украины.

Но проблема геологической отрасли заключается в том, что вся добыча, которая сегодня есть в нашем государстве, функционирует благодаря активной работе геологической отрасли в 70-90-е годы. Сейчас она фактически не работает. Однако, прошлый год дает хорошие надежды на позитивные сдвиги, прежде всего благодаря принятию ряда нормативных документов, которые призваны стимулировать развитие добывающей сферы. А перспективы украинской геологии напрямую зависят от качества инвестиционного климата в стране в целом.

Как свидетельствует недалекая история, геологоразведчики проводят поиски и разведку гораздо эффективнее, имея вековую практику разведки месторождений, материальную базу, оборудование и наработанный геолого-геофизический материал, а самое главное, это опытные кадры, которые в силу разных обстоятельств, сейчас не задействованы в геологоразведочном процессе.

В сложных финансово-экономических условиях «Надра Украины» выполняет весь комплекс геологоразведочных работ, проводит реструктуризацию и модернизацию дочерних предприятий, для предприятий негосударственной формы собственности выполняет работы по определению перспективных направлений геологоразведочных работ.

И я могу вас заверить, что при условии надлежащего государственного финансирования отрасли, геологоразведочные предприятия НАК «Надра Украины», проводя геологоразведочные работы путем реализации научно-аналитического и производственного потенциалов, могут на 100% обеспечить потребности государства в наполнении минерально-сырьевой базы.

WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com