Выбор редакции Интервью Украинская макроэкономика

Юлия Носулько: «Текущая модель энергорынка не привлекает инвесторов»

Интервью с руководителем департамента по регуляторной политике ДТЭК Юлией Носулько о том, зачем Украине реформа энергетического рынка.

Все чаще среди топ-менджеров крупных компаний в Украине появляются представители слабой и прекрасной половины человечества, которые по уровню профессионализма не уступают мужчинам. Юлия Носулько, руководитель департамента по регуляторной политике компании ДТЭК, доказывает, что хорошо разбираться в энергетическом рынке помогает не пол, а ум, интерес и желание перемен. И, самое главное, – любовь к своей стране и желание сделать ее лучше. Именно эти чувства становятся катализатором в начинании реформ и не позволяют останавливаться, а наоборот, заставляет делать страну успешнее, чтобы не оставлять будущему поколению «хвосты» неразрешенных предвестниками проблем.

Юлия Носулько рассказала о подводных камнях реформы рынка электроэнергии, а также о том, почему необходимо поменять правила игры.

: Сейчас энергорынок Украины готовится к масштабной реформе. И это уже не первые изменения на рынке электроэнергии за времена независимости Украины. По вашему мнению, когда действительно началась масштабная реформа?

Ю.Носулько: Мы рынок реформируем с 1995 года. В то время инициатива исходила от министра энергетики Алексея Шеберстова. Его вдохновило то, как работает энергетика в Европе, в частности, в Великобритании. Позже британская модель была взята за основу для украинского рынка. Это стало первым шагом к переходу к европейским стандартам.

  • Реформа началась с того, что большие производственные энергетические объединения, которые объединяли  несколько областей, производили, распределяли и поставляли электроэнергию были разделены. То есть создавались отдельно генерирующие компании  и отдельно компании, которые распределяли электроэнергию и продавали ее конечным потребителям —  облэнерго. Это был первый этап.
  • На втором этапе на базе государственного предприятия «НЭК «Укрэнерго» было выделено обособленное подразделение — Энергорынок, который в последующем стал отдельным предприятием – оператором оптового рынка электроэнергии. Реализовывать эту самую первую реформу  украинцам помогали британские консультанты и USAID.
  • Затем был разработан Договор между членами Оптового рынка электроэнергии, подписанный осенью 1996 года его членами. Он действует и сейчас, в 2016 году как раз исполнилось 20-летие подписания Договора. И на сегодня рынок все еще функционирует на основании этого документа.

Модель работает так: «Энергорынок» — государственное предприятие, которое является единым покупателем всей генерируемой в стране электроэнергии и единым ее продавцом для поставщиков. Весь поток электроэнергии и денег проходит через него и не может обойти никаким образом. То есть напрямую электроэнергию могут продавать только небольшие производители – маленькие станции, это оговорено в лицензиях.

: Какие главные минусы того, что рынок электроэнергии полностью подконтролен государству?

Ю.Носулько: Проблема в том, что ни энергокомпании не могут влиять на свою деятельность в среднесрочной и тем более долгосрочной перспективе, ни потребители не могут найти баланс интересов со своим поставщиком. Если бы работал рынок, весьма вероятно не было веерных отключений, которые мы пережили в 2014 году. Разумеется, что в такой ситуации краткосрочно выросла бы цена из-за тяжелых условий. Но это законы рынка. Так работает система сбалансирования спроса и предложения.

В 2010 году Украина присоединилась к Европейскому Энергетическому Сообществу. В рамках этого сообщества и Соглашения об ассоциации с ЕС мы приняли обязательство имплементировать европейское законодательство в сфере электроэнергетики. На тот момент это был второй Энергопакет. И собственно предложенная модель  повторяла ту, что существует во всей Европе –  либерализованную модель рынка. Она так и не была внедрена. В июле 2017 г. вступил в силу Закон  Украины «О рынке электрической энергии», положивший начало текущей реформе. В основу закона был положен Третий энергетический пакет Европейского Союза.

Европа переживала открытие рынка постепенно. Сначала в свободный рынок выпускались самые крупные по мощности потребители, через какой-то период — средние, и еще немного позже – все, включая население. Но у нас процесс уплотняется до невозможности из-за нехватки времени, поэтому приходится открывать все и сразу. На реформу в Украине отведено два года, из них 10 месяцев уже позади.

: Расскажите подробнее, как может измениться украинский энергорынок?

Ю.Носулько: Согласно закону, планируется создать несколько рыночных сегментов.  Первый – это двусторонние договора: любой потребитель\поставщик может заключить договор с любым производителем, и покупать электроэнергию напрямую. Но тут нужно учитывать, что электроэнергия это непросто кВт⋅час. Электроэнергия – это еще и определенный график, по которому электроэнергия потребляется, как населением, так и промышленными предприятиями, сферой обслуживания. Соответственно, когда вы с кем-то заключаете контракт, вы не просто договариваетесь покупать определенное количество киловатт часов в месяц. Вы должны оговорить, как это будет выглядеть на протяжении  суток, в какое время вы используете больше электроэнергии, а в какое меньше.

Например, вы заключили договор на месяц, полгода или год. Но прогнозировать потребление электроэнергии в таком временном интервале достаточно тяжело. Тут на помощь приходит  внутридневной рынок (торгуется электроэнергия сегодня на сегодня, но на три часа вперед) и рынок на сутки вперед (продается электроэнергия сегодня на завтра соответственно по каждому часу). Таким образом, мы уже можем приблизиться к тому реальному потреблению, которое мы себе планируем. И наконец рынок реального времени – балансирующий рынок. Здесь уже в случае несоблюдения заявленного ранее графика, отклонения в большую или меньшую сторону, придётся заплатить штраф.

: Есть ли уже критика в адрес таких изменений?

Ю.Носулько: Сейчас многие популисты заявляют, что эта реформа приведет на рынок крупных потребителей, которые купят дешевую электроэнергию у государственного предприятия «Энергоатом», а все остальные будут сидеть с дорогой электроэнергией. Во-первых, атомщики просто не могут продать таким образом электроэнергию, чтобы покрыть все потребности того, кто покупает. В частности, продать всем желающим необходимый им график.

Но есть еще одна логическая штука, о которой все забывают. А почему атомщики должны продавать электроэнергию дешевле? Не нужно забывать, что у них тоже есть потребности в развитии компании. Они тоже испытывают проблемы с оттоком квалифицированных кадров за рубеж.

: В таком случае государство должно сохранять свой контроль над рынком?

Ю.Носулько: Если посмотреть на европейский опыт, то, несмотря на либерализацию рынка, все-таки государство обеспечивает определенный контроль, например, предъявляются серьезные требования к открытости данных. Но как работают европейские институции? Они до некоторой степени работают постфактум, то есть если что-то произошло и в антимонопольном органе усматривают в этом нарушение, они начинают расследование. Если действительно компания допустила нарушение, то результат и санкции будут такими, что другим участникам рынка вряд ли захочется повторить подобный опыт. То есть над тобой не стоят каждый день с проверками, но если допущено нарушение, то и наказание будет соответствующим.

: И все-таки, вы уверены, что у нас приживётся данная реформа?

Ю.Носулько: Мне лично обидно за то, что пытаемся реформироваться уже очень много лет, но никак не придем к воплощению реформы.. Когда мы начинали реформу рынка в 1995-1996 годах, я работала в Регуляторе (сегодня – НКРЭКУ). На тот момент из всех постсоветских стран, мы были лидером реформ. И сегодня очень обидно осознавать, что мы эти лидерские позиции давно потеряли. По моему глубокому убеждению,  только рынок сможет сформировать адекватные взаимоотношения между продавцом и покупателем.

Безусловно, есть один нюанс. Должны быть механизмы контроля со стороны государства, о чем мы говорили выше. Безусловно, в любой стране контролируются естественные монополии — владельцы сетей. Они регулируются более жестко с точки зрения  тарифообразования, именно потому, что они монополисты. И остальной рынок также должен работать по определенным правилам, а параллельно с  этим должны действовать механизмы, которые исключают манипуляции. И тогда все летает.

: Звучит все красиво и правильно, но, несмотря на это, реализация реформы длится очень долго. По вашему мнению, почему Украине так тяжело дается реформирование энергорынка?

Ю.Носулько: На мой взгляд, самая серьезная проблема — отсутствие лидера реформ. Идеально, если бы в стране было одно лицо, которое структурирует весь процесс. Но у нас, к сожалению, на сегодняшний день такого человека нет. Во многих странах такие реформы возглавляются высшими руководителями государства, потому что это очень глобальные изменения, они затрагивают каждого в стране. Поэтому должен быть кто-то, кто видит процесс в целом, понимает узкие места, понимает в каком направлении должны быть приложены более серьезные усилия, имеет рычаги воздействия на этот прцесс. Простой пример: на сегодняшний день в медийном поле достаточно мало  информации о том,  что в ближайшее время в стране энергорынок поменяется кардинально. Мало кто не знает, что будет. И это очень печально. Потому что такая информация должна быть широко доступна, должна быть и социальная реклама. Мы как компания работаем в этом направлении, чтобы давать своим потребителям какое-то понимание, что будет происходить с рынком, чего можно ожидать в перспективе, каков опыт реформирования в европейских странах.  Из ближайших серьезных изменений могу упомянуть, например,  что в декабре те облэнерго, которые мы знаем,  должны прекратить свою работу на рынке и уже не будут поставлять электроэнергию потребителям.

: То есть в 2019 год мы должны прийти с новым рынком?

Ю.Носулько: Да, но это касается розничного рынка, на нем изменения будут происходить в первую очередь. В этом году должна измениться концепция розничного рынка с точки зрения взаимоотношений поставщик-клиент. Конкурентный оптовый рынок заработает следующим летом.

: Успеваем по графику?

Ю.Носулько: Пока успеваем. Но остается один важный незакрытый вопрос — ситуация с регулятором. Как известно, у НКРЭКУ возникли проблемы с кворумом. Теоретически все считали, что первый конкурс, в котором должны назначить 5 человек, к маю уже завершится . Но этого не произошло и на сегодня дееспособного регулятора нет. А основная масса решений должна приниматься именно ним.

Мы же стараемся работать, предлагаем, как двигаться, напоминая, что если к определенному моменту не будут приняты необходимые документы, то мы просто не успеем провести трансформации. Мы должны получить новые лицензии, заключить новые договора, информировать потребителей, чтобы у них не возникало опасений, что с исчезновением облэнерго  у них завтра прекратится и  электроснабжение. А это не быстрая история.

Но пока не стоит говорить,  что все пропало. Процесс идет. С точки зрения частных участников рынка, все все-таки пытаются выстраивать свои процессы. Но поскольку мы находимся в регулируемом поле, мы не можем принять все решения и урегулировать все вопросы самостоятельно. Должен быть очень плотный диалог между регулятором и участниками рынка для того, чтобы в итоге не пострадали потребители. Если мы не обеспечим этот процесс, негативные последствия может ощутить каждый в стране. И не хочется быть теми, кого обвинят в провале реформы.

Поэтому нужно работать, идти дальше, чтобы получить желаемые результаты.

: Если рынок электроэнергии станет открытым и прозрачным, это будет решающим фактором для привлечения инвестиций?

Ю.Носулько: Я не могу сказать, что все инвесторы захотят вкладывать деньги в этот рынок. Но я знаю, что пока у нас текущая модель рынка, серьезные инвесторы  не придут. Потому что они хотят работать в  понятных  условиях, когда правила  не меняются каждый день.

Обратите внимание, куда в энергетике идут частные инвестиции? В зеленую энергетику. Потому что здесь закон соблюдается и четко определены рамки работы. И они достаточно стабильны. Инвестиции в остальную энергетику также придут, если там будут такие же понятные условия.

: Не заставляет ли Вас такая непростая ситуация задуматься о переезде в другую страну?

Ю.Носулько: Мне нравится наша страна абсолютно во всех отношениях: у нас прекрасная страна, замечательные, креативные люди, к сожалению с политикой у нас хуже. Вернее, не столько с политикой, сколько с избытком популизма. Поэтому нам нужно просто действовать, не бояться перемен, и я верю в то, что эти перемены приведут нас к лучшему.

  •  
  •  

Комментировать