Интервью Новости Украинская макроэкономика

В Украине сейчас не хватает филантропии, здесь люди к ней не привыкли

Ярослава Джонсон, президент и главный исполнительный директор первого в Украине и Молдове регионального фонда прямых инвестиций – Western NIS Enterprise Fund (WNISEF), рассказала о его роли в разработке экспортной стратегии Украины, о многочисленных проектах и бизнесах, поддержанных фондом, и о содействии социальным предприятиям на местном уровне.

: Расскажите, пожалуйста, о WNISEF.

Я. Джонсон: Поскольку в Советском Союзе предпринимательская деятельность была запрещена, после его распада страны Варшавского договора и постсоветские республики не имели рыночной экономики. Поэтому в США возникла идея создания специальных фондов с целью возродить и поддержать малое и среднее предпринимательство в этих странах. Фонды финансировались американским правительством через Агентство США по международному развитию (USAID).

Из 10 таких созданных США фондов польский был первым, основанный в 1989 году. А потом появился чешский и другие. WNISEF был создан в 1994-м, а непосредственно в Украине он начал работать в 1995 году со стартовым капиталом 150 млн долл. США от американского правительства через USAID.

Сначала WNISEF действовал в Украине, Беларуси и Молдове. В Беларуси, к сожалению, мы проработали только год, после чего президент Лукашенко запретил деятельность международных фондов. Поэтому наша деятельность сосредоточилась только в Украине и Молдове.

: Как давно Вы работаете в Фонде?

Я. Джонсон: С 1994 года. Меня порекомендовал в организацию президент Клинтон – все члены Совета директоров назначались президентами США. Я работала членом Совета директоров, а затем, до 2014 года, – юристом в американской фирме в Украине. После Революции достоинства она закрыла свой офис в стране, поскольку решила, что здесь рискованно работать. Между тем Наталью Яресько назначили министром финансов Украины и она оставила пост директора Фонда. Поэтому Совет директоров назначил меня на должность президента и главного исполнительного директора. Членами Совета директоров Фонда являются американцы, и только я одна украинского происхождения.

: Какие программы поддерживает Фонд?

Я. Джонсон: За почти 25 лет в Украине и Молдове мы предоставили очень большую поддержку. В течение первых 20 лет инвестировали в 118 компаний. За последние три года инвестировали в еще девять. Наша цель – чтобы эти предприятия развивались, становились успешными и, опираясь на нашу помощь, могли изменить к лучшему предпринимательскую среду в стране.

В начальный период нашей инвестиционной деятельности с 1995 по 2007 год мы инвестировали 150 млн долл. США. Фактически же инвестировали больше – более 185 млн, так как увеличили капитал: продавали некоторые активы, потом покупали другие и снова продавали.

: Можете подробнее рассказать о предприятиях, в которые инвестировали?

Я. Джонсон: Эти предприятия очень разные. Члены Совета директоров Фонда верили, что в Украине сельское хозяйство будет очень прибыльным, но это было ошибкой с самого начала. Потому что в те годы – 1995-1997, мы не понимали, что над экспортом зерна полный контроль имеет правительство. И если какое-то из предприятий, инвестированное нами, хотело нам платить зерном, которое невозможно было продать, то оно не могло быть успешным. А потом мы перешли на кирпич, мороженое, оборудование, бетон, цемент – и это пошло лучше. Мы инвестировали, продавали, опять инвестировали и продавали, и на этом зарабатывали деньги.

В 2015 году, после Революции достоинства, ситуация изменилась. Американские власти решили выделить заработанные с инвестиций средства в пользу Украины – некоторые называют это технической помощью. Фактически же это прежде всего социальная помощь, в частности, есть четыре программы такого направления: Программа содействия экспорту, Программа местного экономического развития, Программа социального инвестирования и Программа экономического лидерства.

Например, в рамках Программы социального инвестирования мы предоставляем кредиты под 5-10 % годовых социальным предприятиям через банки-партнеры – Сбербанк и Кредобанк. Эта программа основана на займах. Если другие программы Фонда – грантовые, то здесь речь идет именно о займах. К нам поступают анкеты от социальных предпринимателей, минимум 10 % доходов они отдают на социальную цель или нанимают на работу уязвимые группы населения, такие как вынужденные переселенцы, ветераны АТО, люди с инвалидностью и другие подобные категории. Один из таких заемщиков – «Ореховый дом» во Львове. Компания состоит из пекарни, услуг кейтеринга, а также имеет социальный центр для женщин, ставших жертвами домашнего насилия. В Днепре мы предоставили кредит учебно-производственному предприятию УООС (Украинское общество организации слепых) и поддерживаем ателье, где работают вынужденные переселенцы.

Также мы поддержали проект ветеранов АТО – пиццерию Veterano Pizza: у них была пиццерия, но они решили открыть еще и ресторан. Наш кредит помог в этом. С начала действия Программы мы получили более 100 заявок на кредиты под низкие проценты от социальных предприятий, и уже выдали 16 таких кредитов. Мы прорабатываем заявки, проверяем, всё ли надежно. И в любом случае предоставляем консультации таким предприятиям.

Экономически успешные государства имеют высокий процент малых и средних предприятий, но в Украине сейчас только 15 % таких. Это из-за той длительной советской истории, где бизнес был запрещен и люди не решались взять на себя соответствующий риск. В других странах значительно больше: в Польше 87%, в США 93 %… Поэтому наша цель – работать именно с малым и средним бизнесом, потому что здесь мы имеем еще и дополнительную ценность сотрудничества, ведь видим, что предприниматели одновременно делают что-то полезное для своих общин. В современном мире маленькие предприятия значительно мобильнее. Поэтому мы думаем: если бы эта программа лучше финансировалась, то специально развернулись бы более масштабно в восточных регионах страны, где существует большая потребность в развитии.

В рамках Программы содействия экспорту поддерживаем участие украинских производителей в международных торговых выставках и торговых миссиях. Фонд оказал поддержку более чем 250 компаниям – малым и средним предприятиям из Украины и Молдовы – для участия в 35 мероприятиях по продвижению торговли в более чем 20 странах мира. Чтобы выйти на новые рынки, надо демонстрировать, что именно Украина может продать. Раньше многие наши производители не понимали, как на такие выставки надо готовиться, поэтому их участие в подобных мероприятиях нередко было только научное.

На первые выставки в Германию, например, взяли производителей мёда, и они смотрели там на всё, как на какое-то чудо. До сих пор не видели, как мёд в мире продается, потому что он из Украины экспортировался только в бочках, со смешанными сортами. Производители увидели, как в Европе продается этот продукт в маленьких баночках, с наклейками, яркими крышками, и значительно дороже, а эта добавленная стоимость приносит больше денег. Производители очень этим заинтересовались и начали уделять больше внимания маркетингу. К тому же поняли, что из мёда можно делать различные кексы, пирожные, мюсли, что тоже дает дополнительную прибыль!

В 2017 году мы запустили новый фонд – Uventures – для инвестиций в стартапы на ранних стадиях развития. Фонд предоставляет софинансирование и помощь в масштабировании стартапов на стадиях от Seed к Series A с соучредителями из Украины и Молдовы. Базовый критерий для избрания нами – это минимально жизнеспособный продукт, ориентированный на широкий рынок, и готовый к глобальному распространению. На данный момент мы инвестировали в девять таких стартапов. Фонд предлагает инвестиции в размере от 100 до 500 тыс. долл. США.

: Как Вы сотрудничаете с правительством?

Я. Джонсон: Мы поддерживали в Украине разработку первой Национальной экспортной стратегии, потому что в течение 2016–2017 годов из-за войны связи с Россией фактически прекратились, и экспортировать украинский товар туда было почти невозможно. При том, что еще недавно в РФ поступала почти половина экспорта. Это нужно было исправить, и мы профинансировали создание Национальной экспортной стратегии. Стратегия отражает реальные и актуальные проблемы, возможности и перспективы украинского экспорта. Способствует координации государственного и частного секторов в последовательном упрощении процедур торговли, улучшению доступа к иностранным рынкам, повышению компетентности и конкурентоспособности экспортеров.

Также поддержали образование при Министерстве экономического развития и торговли Украины Офиса по содействию экспорту, и на первых этапах (до присоединения других доноров) полностью его финансировали. С момента своего основания Офис работал над созданием широкого списка информационно-образовательных программ, мероприятий по популяризации торговли и специальных материалов при поддержке WNISEF. Благодаря этой работе последние три года страна кардинально сменила ориентацию экспорта: если до Революции достоинства более 50 % его шло в РФ, то после – 41 % идет в Европу и другие страны, а в Россию – только 9 %.

Кроме того, два года назад мы начали финансировать Офис по привлечению и поддержке инвестиций – UkraineInvest. Премьер-министр очень поддерживал этот проект и активно включился в его внедрение. Возглавить проект мы пригласили Даниила Билака. За два года деятельности UkraineInvest помог привлечь 1,5 млрд дол. США в Украину. Офис активно участвует в формировании нормативной базы ведения бизнеса, осуществляет экспертный анализ среды, формирует повестку дня ключевых проблем по развитию делового климата в стране.

Правительство высоко оценивает экономические преимущества инвестиций в такие структуры, как Офис содействия экспорту и UkraineInvest. Поэтому в бюджете на 2018 год было заложено финансирование обоих учреждений в размере по 50 млн грн и преобразование их в официальные государственные учреждения. Это позволило обеспечить долгосрочную стабильную деятельность и поднять работу этих офисов на новый уровень.

Также в Фонде действует Программа местного экономического развития, ориентированная на внедрение изменений во всех сферах жизни в городах и общинах.

Среди важных проектов, профинансированных нами в рамках этой программы, – система электронных публичных закупок ProZorro. Мы были первыми донорами, кто поддержал этот проект. Он один из ключевых, ведь государственные закупки были в Украине одной из самых коррумпированных сфер. В настоящее время система помогла сэкономить более 64 млрд грн в государственный бюджет. Система ProZorro открыла доступ для участия в госзакупках тем самым малым и средним предприятиям, но к тому времени закупки осуществлялись фактически за кулисами.

Мы финансировали ProZorro как пилотный проект, другие же доноры сначала опасались этой программы. И только когда увидели результаты, то присоединились к ней. А мы были отважными! ProZorro теперь также является государственной программой, поэтому мы ее больше не поддерживаем.

Фонд поддержал школу урбанистики CANactions, так как мы поняли, что города и сёла нуждаются в доступе к новейшим урбанистическим идеям. Речь идет о том, как городу экономически возродиться, улучшить инфраструктуру. Благодаря реформе децентрализации населенные пункты имеют средства, но не знают, как их использовать. Поэтому мы финансируем школу урбанистики.

Также, уже третий год подряд, организовываем Международный саммит мэров, приглашаем иностранных мэров вместе с украинскими. На таких встречах наши мэры видят, что каждый населенный пункт в мире решает те же урбанистические вопросы. То ли в Аргентине, то ли в США, то ли в Украине: много людей, мало денег, дороги, школы … И когда мы приглашаем руководящих лиц на саммит, они, общаясь, понимают, как другие города на планете решают проблемы, и получают новые идеи для решения собственных вопросов.

: Какие проекты имеют шанс привлечь инвестиции и что им нужно для этого сделать?

Я. Джонсон: На нашей веб-странице (wnisef.org) имеется подробная информация о программах. Каждый из наших менеджеров программ ведет активную коммуникацию с потенциальными получателями грантов. Мы этим отличаемся от других фондов технической помощи. Совет директоров в определенной степени дал мне разрешение выбирать программы. У нас маленькая команда – нас только девять человек. Собираемся, обсуждаем программы, решаем, что делать с нашими четырьмя направлениями: содействие экспорту, местное экономическое развитие, социальное инвестирование и экономическое лидерство.

: Какими активами владеет Фонд?

Я. Джонсон: Фонд сейчас инвестирует в компании Украины и Молдовы. Все средства, которые мы сейчас имеем – с начального гранта USAID. Дополнительных денег от правительства США мы не получаем. Мы вправе использовать будущие средства от продажи инвестиций – или на общественные проекты, или на дополнительное инвестирование.

: Что для Фонда делает Horizon Capital?

Я. Джонсон: Horizon Capital управляет инвестиционным портфелем WNISEF. Компания была основана в 2006 году с целью привлекать частные средства в новые фонды прямого инвестирования. Сегодня Horizon Capital управляет тремя частными фондами, а также инвестиционным портфелем WNISEF, насчитывающим более 800 млн долларов в активах под управлением (более 40 институциональных инвесторов, большинство из которых американские и европейские пенсионные фонды, университетские фонды, семейные офисы, а также международные финансовые организации, такие как IFC, FMO, DEG, EBRD).

: Расскажите, пожалуйста, о содействии образовательной деятельности.

Я. Джонсон: Каждая из 4-х программ технической помощи WNISEF имеет инициативы, способствующие развитию образования. Больше всего такие проекты внедрены в рамках Программы экономического лидерства. В частности, Фонд внедрил проект SEED Grant, по которому мы предоставляем стипендии на обучение в топ-50 университетах США по программам MВА (магистр делового управления), MPA (магистр государственного администрирования) и LLM (магистр права). На сегодня мы уже выдали 45 таких стипендий. Максимальная сумма гранта 120 тыс. долл. США.

Мы также поддерживаем Ukrainian Emerging Leaders Program – украинскую программу в Stanford University. Проект предоставляет уникальную возможность молодым специалистам, работающим в сфере разработки политики, юристам, предпринимателям, руководителям украинских общественных организаций получить академическое образование под руководством ведущих преподавателей Стэнфорда из Института международных исследований Фримена Споли. Целью Программы является укрепление лидерских навыков и образовательной базы стипендиатов, необходимых для преодоления вызовов, стоящих на пути развития как Украины, так и всего региона.

Еще один проект, который мы финансируем – Canada’s Mitacs Globalink Research Internship Program for Ukraine. Это первая канадско-украинская программа исследовательской стажировки для украинских студентов с научным потенциалом. Летом этого года студенты в течение 12 недель принимали участие в стажировках под руководством профессоров канадских университетов по разным научным дисциплинам: от инженерных, технических и математических – и до гуманитарных и социальных наук.

Но нашей самой большой программой является Украинская академия лидерства. Мы открыли ее в 2015-м и поддерживаем уже четвертый год. Теперь имеем шесть представительств – в Киеве, Львове, Харькове, Полтаве, Николаеве и Черновцах, 408 выпускников, а также 250 студентов на 2018–2019 учебный год.

: Что получают студенты, когда учатся в Ukrainian Leadership Academy?

Я. Джонсон: Во-первых, мы покрываем им все расходы. Они не получают диплома, потому что это программа, ориентированная на год обучения между средней школой и университетом. Однако они получают образование, которого не было в средних школах. В этих учебных заведениях Украины сейчас работают учителя со средним возрастом 55 лет, и большинство из них были вышколены еще в советских педагогических институтах. Они не имеют современных идей и подходов к обучению молодежи, по инерции делают то, что делали раньше. Дети у них обычно пассивно сидят и всё заучивают наизусть. Также видим, что учителя, может, и хотят эффективно работать, но не могут отойти от советского менталитета. А для нынешней молодежи Советский Союз является только историческим прошлым, как Римская империя или античная Греция. Это было когда-то, а они на собственном опыте этого не чувствовали и не будут чувствовать.

Идея этой программы пришла из Израиля. В 2015 году мы встретились с бывшим заместителем министра образования Израиля и он рассказал об очень успешной программе, основанной там 20 лет назад. Они замечали в те времена, что Израиль, воспитывая молодежь в духе патриотизма и ответственности за себя, семью и государство, кое-что ей не додает. В частности, молодежь обходит многие научные и философские работы, которые читает весь остальной мир, поэтому они и основали ту программу.

В Израиле аж 60 таких школ, хотя он по размеру территории как Одесская область. Мы поехали на аудит, посетили девять школ и убедились, что это действительно эффективный проект. Впоследствии встретились с большой группой ученых, лидеров украинского общества. Слава Вакарчук был с нами, Влад Троицкий и многие другие люди, подтвердившие, что украинская молодежь должна иметь такое образование.

Поэтому в течение пилотного 2015 года мы объехали самые большие средние школы Украины и выбрали 39 студентов. В Киеве открыли первую академию в Пуще-Водице, которая стала очень успешной. За первые 10 месяцев основали Академию и уже в 2016-м имели пять таких заведений, а в этом году – шестое.

: По каким критериям выбираете студентов?

Я. Джонсон: У нас сложные критерии: учитываем не только оценки и успехи, но и то, могут ли дети работать в команде, готовы ли брать на себя ответственность и хотят ли что-то дать обществу. Есть три уровня проверки. В этом году имели более трех тысяч заявлений, из них выбрали только 250.

: Какая сумма финансирования этой школы?

Я. Джонсон: Получается более 10 тыс. долларов на человека.

: Вы упоминали социальные проекты. Насколько в Украине развито именно социальное направление?

Я. Джонсон: Он только развивается. Василий Назарук, возглавляющий программу социального инвестирования фонда, постоянно принимает участие в конференциях и круглых столах в разных регионах Украины. Он преподает в Киево-Могилянской академии, везде выступает и поощряет людей, чтобы они оценивали свои проблемы с позиции, что именно могут сделать для общества вместе.

Чего в Украине не хватает сейчас? Филантропии. В других государствах она довольно развита. Люди, которые имеют средства и хотят помочь обществу, – в Америке, например, – выделяют деньги на благие цели, получают значительные дополнительные льготы. А здесь этого нет, люди не привыкли. Есть исключения, но на пальцах одной руки можно посчитать тех, кто имеет хорошие заработки благодаря очень успешным предприятиям и согласен передать деньги на благую цель. Или поддержать Украинский католический университет, или Киево-Могилянскую академию, или Украинскую академию лидерства, или «Таблеточки», или кого-то другого. Есть предприниматели, которые могут предоставить финансирование, но государство не поощряет этого. В других странах это очень важно – поощрять филантропию, чтобы граждане убедились: не только государство должно всё финансировать, но и люди тоже.

: С какими трудностями сталкивается бизнес-среда, работая в Украине?

Я. Джонсон: Самой большой проблемой является верховенство права. Законодательная база Украины, может, не так идеальна, но она существует, есть некоторые законы, с которыми можно работать. Однако тот факт, что при обращении в суд не можешь быть уверен, что твои права будут защищены, – это для инвесторов очень большая проблема. Поэтому многие бизнес-структуры созданы, чтобы готовить документы по английскому праву для оффшоров. И это тоже нехорошо, ведь почему компания вместо того, чтобы работать в Украине или иметь активы здесь, должна быть зарегистрирована на Кипре? Да они просто боятся обратиться в украинский суд, зная, что потеряют инвестиции. Но другие государства это преодолели, например, в Польше такого нет: они на Кипре ничего не делают, они делают всё в своей стране, зная наверняка, что могут обратиться к своим судам и получить справедливое решение. Поэтому,

 

если говорить о борьбе с коррупцией, важнейшими элементами являются сейчас суды и судебная система.

: Какие планы Фонда и Академии в 2019?

Я. Джонсон: Мы сейчас создаем фонд Академии лидерства, так как осознаем, что через 5-10 лет наши активы будут использованы и фонд закроется. Это запланированное закрытие. Поэтому хотим удостовериться, что некоторые наши проекты, такие как Академия лидерства, будут жизнеспособны и после завершения финансирования. Поэтому сейчас ведем переговоры с людьми в Канаде, США, диаспоре, с организациями, предпринимателями, чтобы они спонсировали фонд, который будет поддерживать Академию в дальнейшем. Некоторые же другие программы полностью перешли на государственное обеспечение, другие же нашли поддержку бизнеса и других доноров. И это всё на пользу.

Читайте также: Формирование честных и прозрачных правил игры начинается с самого бизнеса

Читайте новости в нашем приложении!
Google Play: https://play.google.com/store/apps/details?id=ua.com.grodas.ldaily&hl=ru
App Store: https://itunes.apple.com/us/app/ldaily/id1354384907?l=uk&ls=1&mt=8

Обратите внимание!
«СНН ГРУПП» обладает исключительными авторскими правами данную статью.
Автор имеет исключительное право контролировать использование данного материала, что означает запрет на использование данной информации без его согласия. Под информацией понимаются тексты, фото, рисунки, другие материалы. Любое использование материалов с данной статьи без письменного согласия автора запрещено.
Под использованием понимается копирования, адаптация, рерайтинг, модификация и тому подобное. В случае выявленных нарушений автор имеет право на защиту авторских прав в порядке, предусмотренном ст. 50-53 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах».
  •  

Комментировать