Интервью Уроки для бизнеса

Громкие претензии государства к «АрселорМиттал Кривой Рог», ДТЭК, SAP и другим крупным предприятиям — что это? Меняются ли правила игры для крупных инвесторов?

Громкие дела

Недавно наша страна пережила непростые президентские и парламентские выборы. Всё бизнес-сообщество находилось в ожидании первых шагов новой власти. Особые надежды возлагались на упрощение процедуры ведения бизнеса и рост привлекательности Украины для иностранных инвесторов. Начало новой политической эпохи началось ожидаемо — полной сменой всех руководителей на ключевых государственных должностях. Кроме того, действующая власть получила большинство в парламенте и уже начала довольно активную работу по внесению изменений в действующее законодательство. Новой властью уже анонсированы дальнейшие шаги: полная приватизация государственных предприятий, снятие моратория на продажу земли, принятие закона о концессии, изменения в Конституцию Украины и др. Некоторые обещания, такие как снятие депутатской неприкосновенности и принятие закона об импичменте, президент уже выполнил.

Наряду с изменением политической силы в Украине из разных источников стали раздаваться претензии и обвинения представителей крупного иностранного и отечественного бизнеса по поводу давления со стороны правоохранительных органов, проведения многочисленных следственных действий, включая длительные обыски и аресты имущества.

После тщательного анализа можно сказать, что некоторые уголовные дела были возбуждены еще во времена предыдущей власти, но именно сейчас производства были активизированы: например, дела, в которых фигурантами проходят компания ДТЭК и немецкая компания SAP. А ряд громких уголовных дел действительно было возбуждено уже при новой власти. Например, такие, в которых фигурируют крупнейшие предприятия, такие как «АрселорМиттал Кривой Рог», ЗАО «ДТЭК Павлоградуголь», ЗАО «Днепроазот», ЗАО «Днепровский металлургический завод», ЗАО «Днепровский завод минеральных удобрений». Вышеуказанные уголовные дела возбуждены довольно недавно по факту злоупотребления властью, нарушения экологических норм и правил экологической безопасности.

Кроме этого, в отношении компании «АрселорМиттал Кривой Рог» несколько месяцев назад было возбуждено уголовное дело по факту экоцида (отравление окружающей среды). Произошли громкие обыски, предоставлены комментарии со СМИ и проведены пресс-конференции как правоохранительными органами, так и самой компанией. Расследование продолжается.

После президентских выборов, летом, в средствах массовой информации появилась информация, что Государственное бюро расследований проводит обыски в Фискальной службе с целью изъятия документов, связанных с подписанием мирового соглашения между компанией «Филип Моррис» и Украиной. Напомним, что в декабре 2018-го украинское правительство пошло на мировое соглашение с производителем сигарет «Philip Morris» и отказалось от налоговых претензий на сумму 635 млн грн. Так, 5 декабря 2018 года на своем заседании Кабинет министров принял соответствующее распоряжение, обязав и.о. председателя ГФС Александра Власова подписать указанное мировое соглашение.

Также недавно объектом обысков стала немецкая компания SAP. Согласно информации, размещенной в статье издания «Наши деньги», 3 сентября НАБУ провело обыски в офисах двух фирм, в том числе и «САП Украина», в рамках расследования возможной растраты средств ГП «НАЭК «Энергоатом» при осуществлении закупок лицензионного программного обеспечения. Уголовное дело возбуждено по факту покушения на присвоение, растрату имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением. Согласно информации того же издания: «НАБУ ведет дело по тендеру «Энергоатома » на услуги по сопровождению программного обеспечения SAP ERP стоимостью 27,06 млн грн».
По номеру уголовного производства видно, что дело не новое, но расследование активизировалось именно сейчас.

Наблюдая всё это, напрашивается закономерный вопрос: что это? С чем связаны такие громкие претензии государства к крупнейшим иностранным и отечественным инвесторам?

Ответ очень прост. Этот процесс не новый, более того, он закономерен для Украины, а для нас — экспертов по бизнес-рискам — он достаточно прогнозируемый и ожидаемый. В течение 27 лет независимости Украины мы наблюдаем постоянное обострение отношений и рост претензий государства к бизнесу, особенно после очередных президентских выборов и изменения политической силы в стране. А это происходит достаточно часто — каждые пять лет (а то и чаще), и именно поэтому Украина в мире находится в категории с довольно высокими политическими рисками. Политические же риски напрямую ведут к бизнес-рискам, а потому иностранных инвесторов, желающих «быстро вкладывать» в нашу экономику, не так уж и много, даже после смены власти в стране.

Грубые нарушения или политическая воля?

На этот вопрос однозначный ответ возможен только после детального анализа дел. Но уже сейчас можно утверждать, что каждый из крупных игроков, которые сейчас испытывают давление со стороны правоохранительных органов, должен был заранее просчитать для себя бизнес-риски из-за изменения политических сил.

Очевидно, что любые важные соглашения, заключенные с государством во время руководства одной политической силы, не только могут стать объектом пристального внимания новой власти, но и могут быть отменены ее преемниками. Либо получение значительных дотаций из государственного бюджета или любых других преференций, включая монопольное положение в отдельных сферах бизнеса, может стать объектом внимания правоохранительных органов и Антимонопольного комитета. Кроме того, закупка товаров/услуг за средства государственного бюджета, особенно когда речь идет о миллионах, десятках и сотнях миллионов, однозначно будет объектом постоянных и пристальных изучений со стороны контролирующих и правоохранительных органов. Поэтому такие бизнес-процессы должны быть идеальными.

Что касается нарушений в действиях бизнеса, которые не только инкриминируются компаниям правоохранительными органами, но еще и публично оглашаются через СМИ, то бизнесу нужно немало потрудиться, чтобы доказать их отсутствие. Это достаточно сложно сделать, именно когда кредит доверия к власти, как сейчас, очень и очень высок. Поэтому любое заявление из уст гаранта Конституции, о каких либо нарушениях со стороны определённых бизнес структур , наносит серьезный ущерб именно репутации бизнеса. Надо понять, что все непростые конфликты, которые возникли или активизировались в последнее время между бизнесом и уже новой властью, не являются ничем новым. Всё это уже было в Украине, и не единожды, более того происходит постянно и циклично во времена смены политических сил. Поэтому ожидать чего-то кардинально нового не следует.

Компромисс или конфликт

Исходя из нашей практики сопровождения сложных и громких конфликтов между государством и бизнесом, однозначно можно сказать, что компромиссы никогда не работали для бизнеса и в его пользу. Это иллюзия, «пятиминутный» перерыв. После компромисса конфликт не исчезает, наоборот, он становится более сложным. После компромисса становится еще труднее вернуться в позицию доминанта и доказать свою правоту. Иногда это даже не компромиссы, а микрокомпромиссы. И на них бизнес идет каждый день. И не так важно, каким образом: выдавая документы или информацию, раскрывая банковскую тайну или платя доначисления, которые не должны быть согласованы и оплачены компанией. Идя на компромисс, компания создает себе имидж игрока, готового выполнить любой каприз, требование, даже незаконное. Например, когда мы приходим в правоохранительные органы по делам своих клиентов, то видим, как бизнес сам, по собственной воле, выдает конфиденциальные документы, хотя для их получения правоохранительные органы должны были обратиться как минимум в суд. Но зачем чиновникам и правоохранителям следовать процедурам, если бизнес сам согласен их нарушать? Для многих компаний самый большой страх — это страх именно уголовного преследования. И вот именно с таких вещей начинаются компромиссы. А эти компромиссы потом выливаются в то, что у крупной иностранной компании почему-то растет количество проверок, доначислений, уголовных дел…

Если компания находится в конфликте, это именно то время, когда нужно отстоять свои права. И не просто отстоять, а именно в рамках правового поля: если говорим о верховенстве права, то бизнес должен начать с себя. Реформы — это прекрасно, но что изменится, если сам бизнес не готов применять те законы и нормы, которые уже есть, не готов возвращать государство в те рамки, которые оно само же себе и прописало? Какая разница для правоохранителя или сотрудника ГФС, есть ли нарушение для доначисления и возбуждения уголовного дела или его нет, если они сами за принятие незаконных решений не несут никакой ответственности? И тогда возникает вопрос: каким образом бизнес изменит правила игры на прозрачные, если сам не готов систематически, изо дня в день отстаивать свои права?

Если бы иностранный бизнес, который не хочет терять деньги, выбрал для себя стратегию и за,  за каждый факт нарушения своих прав стал бы привлекать виновных к ответственности! И не только выстраивал бы эту стратегию, но и внедрял ее каждый день, — тогда бы и государство понимало, что бизнес не простит, и за каждый незаконный шаг будет ответственность неменуемо будет. Именно тогда правила игры начали бы изменяться.

И как бы это ни странно звучало, но государство уважает именно тот бизнес, который не идет на компромиссы, который ставит верховенство закона во главу угла и шаг за шагом отстаивает свои права.

Так что же мешает бизнесу ежедневно делать одно простое движение — возвращать чиновника или контролирующего обратно в ту рамочку, за которую тот вышел?

Основные ошибки бизнеса во время конфликта с государством

Первая ошибка бизнеса — это отсутствие понимания, что компания зашла в серьезный конфликт с государством. Очень часто руководители компаний не желают видеть реальную картинку, считают ситуацию «временным недоразумением», «незначительной проблемой хозяйственной деятельности», — да чем угодно, но только не конфликтом! Отсутствие реальной картины и ее анализа не дает полного видения, не дает возможности разработать оптимальную стратегию вывода компании из кризиса и правильно определить риски.

Вторая ошибка — это отсутствие единой стратегии и пошагового плана выхода из конфликта или кризиса. Эта ошибка тесно связана с нехваткой специалистов — как внутри компании, так и извне, — которые умели бы системно выводить бизнес из кризиса. Отсутствие видения «куда идти и что делать» приводит к множеству мелких ошибок, которые и мешают доказать правоту позиции и законность ведения бизнеса. Очень часто в конфликтах компании отдают всю полноту принятия решений штатным или внешним юристам. Это тоже серьезный просчет, ведь только юридические инструменты не могут вывести компанию из конфликта высокого уровня сложности. Это лишь один из многих инструментов, который должен быть в арсенале бизнеса.

Третья ошибка — это отсутствие стратегии репутационной защиты в информационном поле (кризисные коммуникации). Обычно компании полагаются и требуют сопровождения кризисов и конфликтов от штатных PR специалистов. Поэтому мы довольно часто наблюдаем или полное игнорирование бизнесом громких заявлений чиновников в СМИ, публикуемых комментариев по поводу следственных действий, обысков, уголовных дел. Или крайне ошибочные, с точки зрения кризисных коммуникаций, заявления самих компаний, которые не только не опровергают нарушений, но наоборот, еще больше разрушают репутацию бизнеса. Это ошибка, потому что PR стратегия и кризисные коммуникации — это разные сферы, а потому для эффективной репутационной защиты в информационном поле во время конфликта нужны именно практикующие специалисты по кризисным коммуникациям.

Четвертая ошибка — это неправильный подбор инструментов, которые бизнес применяет для выхода из конфликта. Одни компании делают ставку только на юридические инструменты, другие берут за основу исключительно PR, третьи полагают, что только GR поможет им выйти из сложной ситуации. Мы же убеждены, что выбор инструментов, их периодичность (на какой стадии использовать) и основные их месседжи должны тесно интегрироваться между собой и выстраиваться в единую стратегию. В процессе развития проблемной ситуации первоначально выбранный набор инструментов должен постоянно видоизменяться, именно исходя из стадии развития конфликта. Выбор и использование лишь одного инструмента или сознательное выстраивание стратегии только вокруг него напоминает картину, когда генерал хочет выиграть войну только с помощью копья, хотя арсенал противника состоит из пехоты, танков, авиации и даже флота.

В завершение отмечу, что к сожалению, не существует волшебной палочки, которая одним лишь взмахом мгновенно и безболезненно решит любую проблему, кризис или конфликт. Кризис, по своей сути, не есть ни хорошим, ни плохим явлением. В переводе с японского кризис — это и проблема, но в то же время — и возможность. Кризисы в бизнесе ничем не отличаются от других общечеловеческих кризисов. Но выйти из него победителем или проигравшим — это уже зависит от конкретных действий, того кто находится в таком кризисе.

Читайте также: Ведение бизнеса в Украине в период политической нестабильности: что нужно принимать в расчет

Читайте новости в нашем приложении!
Google Play: https://play.google.com/store/apps/details?id=ua.com.grodas.ldaily&hl=ru
App Store: https://itunes.apple.com/us/app/ldaily/id1354384907?l=uk&ls=1&mt=8

Обратите внимание!
«СНН ГРУПП» обладает исключительными авторскими правами на данную статью.
Автор имеет исключительное право контролировать использование данного материала, что означает запрет на использование данной информации без его согласия. Под информацией понимаются тексты, фото, рисунки, другие материалы. Любое использование материалов с данной статьи без письменного согласия автора запрещено.
Под использованием понимается копирования, адаптация, рерайтинг, модификация и тому подобное. В случае выявленных нарушений автор имеет право на защиту авторских прав в порядке, предусмотренном ст. 50-53 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах».
  •  

Комментировать