Интервью Уроки для бизнеса

Формирование честных и прозрачных правил игры начинается с самого бизнеса

Наталья Осадчая, соучредитель S&P Investment Risk Management Agency, PhD, MBA, рассказала об основных ошибках иностранных инвесторов на территории Украины.

: Расскажите, пожалуйста, о S&P.

Н. Осадчая: S&P Investment Risk Management Agency – это консалтинговое и юридическое агентство, которое помогает иностранным инвесторам на стадии вхождения или реализации инвестиционных проектов выявлять и уменьшать инвестиционные риски, защитить активы при любых конфликтах, создать в Украине оптимальную бизнес-модель, функционирующую исключительно в рамках правового поля, восстановить правильную коммуникацию с государственными органами. Инвесторам, которые уже длительное время ведут бизнес в нашей стране, мы помогаем выйти победителями из непростых вопросов с налоговыми, государственными или правоохранительными органами, включая сложные уголовные производства в отношении руководителей компаний. Кроме того, мы обучаем бизнес превентивным мерам, указываем на его основные ошибки, приведшие к кризисной ситуации, разрабатываем и внедряем стратегию минимизации бизнес-рисков для CEO и/или владельца бизнеса.

Зачастую мы работаем как внешний советник и консультант CEO и/или владельца бизнеса, ведь только на этом уровне можно работать с бизнесовыми и инвестиционными вопросами.

Почему мы нужны большому иностранному бизнесу в Украине? Если кратко, то мы помогаем нашим клиентам минимизировать значительные финансовые и репутационные потери, выйти победителем из проблемных ситуаций и чувствовать себя безопасно в такой непростой бизнес-среде, как Украина. Самое главное, мы помогаем бизнесу свободно работать в стране и получать запланированную прибыль.

: Внешние инвесторы при вхождении в Украину, наверное, не сразу понимают, как правильно действовать в экономических условиях нашей страны. Какие основные ошибки иностранного бизнеса можно выделить именно на стадии вхождения?

Н. Осадчая: Во-первых, иностранному бизнесу нужно принять тот факт, что бизнес-среда в Украине достаточно сложная. Украина является страной, которая еще развивается и находится в процессе трансформации. И этот процесс нельзя пройти ни за 5, ни даже за 20 лет. Он долгий и довольно болезненный, потому что кроме реформ, изменения немалого количества законов еще необходимо ввести процедуру их фактического выполнения. Не секрет, что среди основных рисков нашей страны первые места занимают коррупция, рейдерство, риск потери активов, отсутствие верховенства права и прозрачной судебной системы.

Первой ошибкой, на мой взгляд, является то, что заходя в Украину, компания стремится получить так называемое «благословение» чиновников. Почему-то среди иностранных инвесторов очень распространено мнение, что именно такая «коммуникация» поможет избежать проблем, а новая инвестиция будет успешной. Считаю, что подобная позиция является ничем иным, как иллюзией. В Украине и президент, и парламент, и руководители всех органов власти меняются настолько быстро, что в этом случае речь может идти только о довольно краткосрочной коммуникации и «гарантии». Ведь у нас каждые пять лет новая власть, и надеяться, что предоставленные в предыдущем периоде гарантии будут выполняться, по меньшей мере неразумно. Кроме того, как показывает практика, даже в пределах одного краткосрочного периода «гарантии» не всегда выполняются. Таким образом, полагаться только на полученные заверения госчиновников при вхождении в Украину просто ошибочно.

Государственные или чиновничьи гарантии не являются юридическими документами, а часто вообще не фиксируются на бумаге. Но если и фиксируются, каким образом государство может их выполнить? Государство не является страховой компанией. Мы нередко наблюдали, как у компаний, имеющих «коммуникацию» с политическими силами, в определенный период начинались большие вопросы, иногда даже в тот период, в котором и были заключены договоренности. Поэтому, по моему глубокому убеждению, предприятию не стоит «договариваться» с властью. То есть можно получить определенные гарантии, наладить диалог с представителями власти, но «домашнюю работу» инвестора никто не отменял. Инвестор просто не может вложить деньги в непроверенный объект без определенного аудита, анализа.

Чтобы не иметь проблем с активами и трений с контролирующими государственными органами, необходимо построить абсолютно одинаковую последовательную стратегию коммуникации со всеми органами.

Успешным в Украине будет тот бизнес, который при любых политических изменениях продолжает функционировать и получать запланированную прибыль.

Вторая важная ошибка иностранного инвестора – это отсутствие схемы просчета рисков именно на стадии вхождения в инвестиционный проект в Украине. Я не говорю, что инвесторы принимают легкомысленные решения. Нет, я уверена, что практически все они получают от своих советников предварительные консультации и проходят юридический аудит перед тем, как принять решение – инвестировать или нет. Несмотря на это, как показывает практика, не так легко увидеть и смоделировать риски потери объекта и/или корпоративного конфликта. Поэтому сейчас так много громких дел о потере активов именно иностранными компаниями.

Выступая бизнесовыми и инвестиционными советниками иностранных компаний, мы настойчиво советуем придерживаться простого правила: перед тем, как инвестировать, четко посчитайте, будет ли объект проблемным, смоделируйте риски потери актива и ответьте себе: нужен вам такой актив или нет.

Вы можете возразить, мол, невозможно просчитать все риски, некоторые возникают только после приобретения или даже через несколько лет. Я принципиально не согласна с таким утверждением. Совершенно точно, это то, что с достаточно высокой вероятностью можно смоделировать: где, как и когда начнутся проблемы с тем или иным активом.

Проблема, наверное, в том, что довольно мало людей могут просчитать эти риски. Надо также учитывать, что процесс перераспределения активов существует всегда, особенно когда начинается изменение политической ситуации или происходят соответствующие изменения власти в стране.

: Если ситуацию невозможно смоделировать и существуют такие высокие риски, то какой смысл вкладывать иностранному инвестору в Украину?

Н. Осадчая: Тот самый смысл, с которым в Украину вкладывали даже 27 лет назад, когда мы только стали независимыми. Я считаю, в 1990-х годах иностранному инвестору было еще сложнее инвестировать в Украину. Мы в те времена только начали формировать государственность, государственные институты, создавать свои законы. Сегодня ситуация другая, однако мы еще далеки от тех развитых стран, которые формировали свои институты более 300 лет, причем иногда крайне непопулярными методами.

Можно сказать, что процесс трансформации Украины является как бы одновременно ее плюсом и ее минусом. Плюс в развивающейся стране – это то, что ее рынки не сформированы, нет крупных постоянных игроков, которые уже всё поделили и закрепились в выбранном сегменте. В тех же США или Великобритании рынок уже настолько плотно забит игроками, что даже не знаю, какие именно нужны конкурентные преимущества, чтобы зайти в такой сегмент да еще и получить определенную долю рынка.

В чём еще плюсы Украины: если мы говорим о стоимости активов, она достаточно низкая по сравнению с развитыми странами при довольно высоких прибылях. Так, по информации самих инвесторов, возврат инвестиций в Украине происходит в сравнительно короткие сроки, в некоторых сегментах говорят и о трех годах, но реальные сроки, по моему мнению, это около 6-7 лет. В какой еще стране мира можно вернуть инвестиции за такой короткий промежуток времени – а мы говорим о серьезных вложениях, в сотни миллионов долларов? Это возможно в такой стране, как наша, которая находится еще в процессе развития, но в то же время имеет очень выгодное географическое положение, внушительную территорию с сельскохозяйственной землей высокого качества, с населением около 40 млн.

Если положить на весы все финансовые и экономические плюсы и минусы Украины, вне сомнения, что плюсы перевесят. Давайте посмотрим на количество в стране крупных компаний, холдингов. Аграрные предприятия, начавшие с одного завода, ежегодно вводят новые терминалы, новые площади. Крупный бизнес, который заходит в Украину, понимая конкурентные преимущества, через несколько лет после вхождения увеличивает свои инвестиции. И все эти компании уже довольно долго работают в стране. Поэтому однозначно можно сказать, что здесь можно делать бизнес, ведь многие предприятия его делают и при этом с очень хорошими финансовыми показателями.

: То есть риски инвестирования в Украину являются основным ее минусом, но в то же время можно получить и немалую прибыль. С чем тогда связаны громкие дела с потерей активов, ведь не все теряют свою собственность в Украине?

Н. Осадчая: Да, основным недостатком нашей страны является именно рискованность инвестиций. Но для правильного вхождения, как я уже отмечала, нужно эти риски правильно просчитывать. Нельзя же просто вынуть из кармана деньги и купить рискованный объект. Значительная часть громких процессов, связанных с потерей активов, – это определенные ошибки, допущенные самим инвестором или на стадии инвестирования, или на стадии заключения договора, или на стадии выкупа этого объекта, и они позволяют в будущем «откатить» всё назад. Если же этих «дыр» нет, то вероятность того, что процесс «отмотают» назад, практически сводится к нулю. Поэтому это очень сложные и тонкие вопросы.

Понятно, что для улучшения инвестиционного климата необходимо верховенство права и гарантии для инвестора, что его активы останутся, он их не потеряет. Но, наверное, такие гарантии существуют уже в тех странах, где рынки сформированы. Ситуация в Украине очень похожа на покупку высокорисковых ценных бумаг: если неправильно просчитал риски, можно не только не получить прибыли, но и понести значительные финансовые потери. Примеров, к сожалению, много.

: В начале интервью Вы затронули вопрос коммуникации бизнеса с властью. На Ваш взгляд, необходима ли такая коммуникация, и если да, то какой она должна быть и какие риски?

Н. Осадчая: Коммуникация между предпринимательством и властью является необходимой частью ведения бизнеса. Бизнес не работает в изолированной среде, кроме того, власть и государство – это те, кто разрабатывает правила игры, определенные рамки как для бизнеса, так и для государственных органов. В то же время должна быть четкая стратегия коммуникации бизнеса с государством и органами власти, которые его представляют. И это самый сложный вопрос для бизнеса. Такая стратегия коммуникации должна быть не только разработана компанией, но и неуклонно соблюдаться каждым ее сотрудником. Именно от того, есть ли такая стратегия, есть ли последовательность в ее внедрении компанией и персоналом, зависит, будет бизнес успешным или же только проблемным. Я понимаю, что всё это довольно абстрактные вещи, поэтому покажу на примерах.

Так, налоговая доначислила иностранной компании значительную сумму налогов, но которую, по мнению предприятия, оно платить не должно. Компания начинает процесс административного осаждения доначисленных налогов и получает «некоторое сообщение», что в случае несогласия оплатить в бюджет начисленную сумму и дальнейшего судебного обжалования, в отношении руководства компании возможно уголовное преследование. И вот он – тонкий момент. Компания принимает решение прекратить судебное обжалование, оплатить сумму в государственный бюджет. При этом есть четкое понимание, что нарушений с ее стороны не было и выиграть судебный процесс более чем реально. Но именно во избежание негативных последствий в форме уголовного преследования компания принимает решение оплатить то, что не должна была бы.

И вот компания идет на этот компромисс как с собой, так и с государством. Такая фирма не имеет четкого понимания, как правильно в Украине строить коммуникацию с государственными органами. И что потом происходит с подобными предприятиями. К ним начнут приходить настолько часто, насколько часто возникает потребность пополнять бюджет. Количество проблем при такой коммуникации только возрастает. Правильная коммуникация – это такая, в которой государство также играет по правилам и находится в рамках, прописанных для нее в законе. И здесь уже работа для бизнеса – показать ей эти рамки, даже если это будет определенный временный конфликт.

Государство – не всегда партнер для бизнеса, особенно в Украине. Оно имеет свои цели по выполнению бюджета и ищет очень «интересные» механизмы такого пополнения.

Довольно часто бизнес понимает, что некоторые отношения или коммуникации выходят за рамки верховенства права, но всё равно идет на компромиссы. Еще один пример: иностранные предприятия совершенно не готовы давать мотивированные отказы в выдаче документов на запросы правоохранительных органов. Даже при том, что такие требования нередко являются совершенно противозаконными. Для многих компаний острый страх – это страх именно уголовного преследования. И вот на каких-то вещах начинаются компромиссы. А эти компромиссы потом приводят к тому, что в солидной и чистой иностранной компании почему-то растет количество проверок, доначислений, уголовных дел…

: Что делать в случае неожиданных проверок, обысков? Как реагировать?

Н. Осадчая: На самом деле, если компания серьезная, для нее не могут быть неожиданными проверки или обыски. Должны быть консультанты, которые подготовят ее к этому. Для таких случаев существует отработанная стратегия действий внутри предприятия и взаимодействия между сотрудниками: что они должны делать, чего не должны, кому открывают, кому не открывают, что принимают, что отрицают.

Когда мы читаем в прессе, что к кому-то пришли, а адвокатов не допустили, – честно могу сказать, компания не была готова. Если ты ведешь бизнес в развивающейся стране, ты не можешь позволить себе быть не готовым. Никто не отменял тренинги и моделирование вариантов развития событий, а также того, что ты должен знать, где слабые точки и где их надо усилить. Я лично очень критически отношусь к «моделированию» обысков. Это когда компания заказывает «маски-шоу» себе в офис, чтобы убедиться, готов ли персонал. Это такое себе шоу и адреналин, которые могут иметь и негативный эффект для персонала, готового удрать даже при слове «обыск». Это можно сравнить с ситуацией, когда человека, никогда не сидевшего за рулем, вывезли на скоростную магистраль с большим количеством экстремальных ситуаций. И сказали: езжай, а мы посмотрим, насколько ты умеешь водить. Существует высокая вероятность, что после такого теста человек вообще не захочет никогда садиться за руль. Мы придерживаемся другой тактики и стратегии: мы за то, чтобы нейтрализовать хаос и страх. Это комплексный и системный подход, при котором каждый человек четко понимает, что и как ему следует делать. Одно действие в момент времени, не больше. Тогда команда становится войском. Кроме того, ни один обыск невозможно смоделировать заранее, каждый будет непохожим и уникальным, а потому всё зависит только от контроля и подготовки.

Поэтому основной совет – быть готовым. А если ты готов, то неожиданностей не будет.

: Многие компании говорят, что легче пойти на компромисс, чтобы только не заходить в какой либо конфликт.

Н. Осадчая: Недавно я написала статью о потерях бизнеса в конфликтах с экологической инспекцией. Только по официальным подсчетам, в частности, Европейской бизнес-ассоциации, за год бизнес потерял более 200 млн дол. США в противостоянии с экологами. Моя позиция такова: пока бизнес согласен терять деньги, система не изменится. Кто из компаний, противозаконно заблокированных в портах, привлек хотя бы одно должностное лицо к ответственности?

Если мы находимся в точке, когда нужно отстоять права компании в рамках правового поля, если говорим о верховенстве права, то бизнес должен начать с себя. Реформы – это хорошо, но что изменится, если сам бизнес не готов применять уже существующие нормы, не готов возвращать государство в те рамки, которые оно само для себя же и прописало? Какая разница для инспектора, остановить одно судно, 10 или 63, если у него нет никакой ответственности? А выгода есть! И тогда возникает вопрос: каким образом бизнес изменит правила игры на прозрачные, если сам не готов систематически, изо дня в день отстаивать свои права?

И это будет происходить ровно до тех пор, пока бизнес будет позволять с собой так поступать. Он сам согласен на правила, навязанные ему государством. Принимает решение исходя не из того, что он должен сделать по закону, а из компромисса, чтобы избежать конфликта. И вот этот тонкий момент приводит к тому, что конфликт переходит на достаточно серьезный уровень и частота их возникновения только возрастает.

Это компромиссы. Я назвала бы их даже микрокомпромиссами, на которые бизнес идет каждый день. И не так важно, как именно: разрешая доступ к документам, раскрывая банковскую тайну, платя несправедливые доначисления и т.д. Бизнес сам создает себе имидж игрока, готового выполнить любой каприз, требование, даже незаконное. Когда мы приходим, например, в правоохранительные органы по делам своих клиентов, то наблюдаем, как бизнес выдает конфиденциальные документы, хотя для их получения правоохранительные органы должны были бы обратиться минимум в суд. Но никто туда не посылает, отдают добровольно сами.

Если бы иностранный бизнес выбрал для себя стратегию, что он не хочет терять деньги, а готов за каждый факт нарушения своих прав привлекать к ответственности! И не только выстраивал бы эту стратегию, но и внедрял ее каждый день, – тогда и государство понимало бы, что бизнес не простит и за каждый незаконный шаг будет привлекать к ответственности. Именно тогда правила игры начали бы меняться.

Мы помогаем это делать нашим клиентам, и поверьте, результаты впечатляют. Так формируется репутация, и не только в бизнес-среде, но и в плоскости коммуникации с государственными органами.

И как бы это ни странно звучало, но государство уважает именно тот бизнес, который не идет на компромиссы, который ставит верховенство закона во главу угла и шаг за шагом отстаивает свои права.

Так что же мешает бизнесу ежедневно делать одно простое движение – возвращать чиновника или контролирующего обратно в те рамки, за которые он вышел?

: Для этого в компании должны быть специалисты, которые смогут грамотно проконсультировать.

Н. Осадчая: Такие обязательно тоже должны быть. У компаний нет практики прохождения конфликтов. Например, доначисление огромной суммы налогов, которую предприятие не должно платить, или возбуждение уголовного дела – это тоже относится к конфликту в нашем понимании. Просто когда мы говорим о конфликте, все считают, что это какие-то большие проблемы, кто-то захватывает кого-то и тому подобное. Нет, конфликты происходят каждый день! Просто бизнес не идентифицирует такие ситуации как конфликты, а скорее, относит к хозяйственной деятельности. И это одна из основных ошибок.

: Клиенты S&P – это только иностранный бизнес?

Н. Осадчая: В основном иностранный. Но есть исключения, несколько украинских компаний. На самом деле нам было приятно видеть, что отечественные компании решительно не желают идти на компромиссы в кризисных ситуациях. Даже когда стоит вопрос об уголовном преследовании. Каждый день всё больше отечественных предприятий открыто заявляют, что не хотят договариваться и выполнять явно незаконные требования некоторых представителей власти или правоохранительных органов. И когда они не хотят, то приходят к нам. Отрадно наблюдать, что происходит трансформация уже внутри украинского бизнеса. Что не только иностранный, но и отечественный бизнес хочет работать в рамках действующих норм и правил, правильно выстраивать коммуникацию и доказывать свою правоту именно с помощью правовых инструментов.

: Насколько это должна быть большая компания? Или S&P рассматривает варианты сотрудничества и со средними предприятиями?

Н. Осадчая: Для нас не важен размер компании. У нас абсолютно одинаковое отношение к украинскому или иностранному предприятию. Если клиент разделяет наши интересы и ценности, мы сотрудничаем. Мы работаем только с теми клиентами, которые для себя приняли определенные внутренние решения. Должен быть достаточно серьезный запрос компании на выход на совершенно иной уровень, особенно в коммуникации с правоохранительными и государственными органами. Это вполне честная борьба за право честно делать бизнес.

: S&P помогает украинскому бизнесу выходить на международный рынок?

Н. Осадчая: А по-другому не будет! Компания сначала очищается, выстраивается правильная коммуникация, мы ее корректируем в каких-то вещах. Тогда компания автоматически рассматривает для себя уже другие рынки. Чтобы выйти на международный уровень, средней украинской компании нужно соответствовать определенным критериям. Это должна быть идеальная юридическая чистота, сертификаты, разрешительные документы, наём персонала, уплата налогов и др. Всё как в моём любимом высказывании выдающегося философа и общественного деятеля Махатмы Ганди: «Хочешь изменить мир – начни с себя».

: Если в компании 10 уголовных дел, по Вашему мнению, что это может означать?

Н. Осадчая: Это безусловно свидетельствует о том, что выстроенная система коммуникации и защиты бизнеса неэффективна. Может, для кого она формально и правильная, но она неэффективна, потому что количество дел, проверок, доначислений и еще каких-то требований растет. Но, опять-таки, это очень зависит от того, какую стратегию выбирает для себя компания. Мир при любых условиях? Тогда о каком верховенстве права может идти речь?

К сожалению, не каждое предприятие готово к такой проактивной позиции. А при наличии 10 уголовных дел проактивная позиция – это единственное, что может спасти бизнес.

: В чём видите миссию S&P Agency?

Н. Осадчая: Нас можно сравнить с инструктором по рафтингу: мы помогаем бизнесу пройти бурный маршрут и добраться к запланированному пункту целым и здоровым. Мы – проводники, которые помогают ему чувствовать себя уверенно в стрессовых ситуациях. В результате сотрудничества с нами бизнес становится сильнее, а его позиции на рынке укрепляются, потому что он получает соответствующий имидж. А стабильность и уверенность бизнеса, в свою очередь, ведут к увеличению инвестиций с его стороны.

: Какими инструментами пользуется S&P Agency для защиты бизнеса?

Н. Осадчая: Одни компании делают ставку только на юридические инструменты, другие берут за основу исключительно PR, третьи полагают, что только GR поможет им выйти из сложной ситуации. Мы же убеждены, что выбор инструментов, их периодичность (на какой стадии использовать) и основные их месседжи должны тесно переплетаться между собой и выстраиваться в единую стратегию. В процессе развития проблемной ситуации первоначально задействованный нами набор инструментов постоянно меняется. Выбор и использование только одного инструмента или же сознательное выстраивание стратегии только вокруг него напоминает мне картину, когда военный генерал хочет выиграть войну только с помощью копья, хотя арсенал противника состоит из пехоты, танков, авиации и даже флота.

Обязательно должна разрабатываться комплексная стратегия, предусматривающая сочетание различных инструментов, которые применяются в четкой последовательности. Конечно, без юридического инструмента невозможно вывести компанию из проблемы, особенно если уровень сложности высокий. Поэтому юридическая часть была и остается необходимым и обязательным основанием для успешного преодоления кризисных явлений.

: Что Вы можете посоветовать компании, чтобы не оказаться в серьезном конфликте?

Н. Осадчая: Советов очень много. Мы специально разработали ряд тренингов именно для CEO и/или владельцев бизнеса с целью научиться правильно идентифицировать конфликт. Мы показываем и подробно обучаем бизнес, что именно может свидетельствовать, что компания уже находится в конфликте. Понять и правильно идентифицировать конфликт на ранней стадии – это залог того, что предприятие избежит «глубокого погружения» и, как следствие, минимизирует сроки конфликта, риски и все виды возможных потерь для бизнеса. Бизнес часто проигрывает, неправильно идентифицируя ситуацию, и вследствие этого – неправильно выстраивая стратегию, используя не те инструменты, а следовательно, еще изначально придерживается ошибочно выбранного вектора движения.

: Какие ценности Вы можете определить для себя главными?

Н. Осадчая: Первое для меня – честность. Она является моим кредо как в личной жизни, так и в бизнесе. Второе – доверие: мы работаем только при условии полного доверия с клиентом и без него невозможно выйти с любой кризисной ситуации. И, конечно же, – свобода: свобода выбора, свобода воли. Именно поэтому к нам обращаются, ведь мы мы помогаем найти свободу.

Читайте также: Чтобы быть успешным в Украине, нужно забыть все, что ты знал до вхождения на ее рынок

Читайте новости в нашем приложении!
Google Play: https://play.google.com/store/apps/details?id=ua.com.grodas.ldaily&hl=ru
App Store: https://itunes.apple.com/us/app/ldaily/id1354384907?l=uk&ls=1&mt=8

Обратите внимание!
«СНН ГРУПП» обладает исключительными авторскими правами данную статью.
Автор имеет исключительное право контролировать использование данного материала, что означает запрет на использование данной информации без его согласия. Под информацией понимаются тексты, фото, рисунки, другие материалы. Любое использование материалов с данной статьи без письменного согласия автора запрещено.
Под использованием понимается копирования, адаптация, рерайтинг, модификация и тому подобное. В случае выявленных нарушений автор имеет право на защиту авторских прав в порядке, предусмотренном ст. 50-53 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах».
  •  
  •  

Комментировать