Выбор редакции Интервью Уроки для бизнеса

Чтобы быть успешным в Украине, нужно забыть все, что ты знал до вхождения на ее рынок

В интервью для основатель и СЕО S&P Investment Risk Management Agency Николай Сюткин рассказал об уникальном опыте многолетней защиты инвестиций от рисков, о несовершенстве существующей системы ведения бизнеса, а также прокомментировал нашумевшее дело преследования четырех десятков крупнейших компаний страны по обвинению в выведении капиталов.

: Что такое S&P Agency, чем занимается компания?

Н.Сюткин: Наша компания была создана более 10 лет и изначально имела название «Siutkin and Partners». Большая часть вышеуказанных лет была потрачена нами на защиту крупного бизнеса в корпоративных войнах и осуществление защиты компаний от рейдерских захватов. Полученный таким путем огромный опыт позволил нам идти дальше. Мы всегда понимали, что конфликт – это больше, чем просто рейдерский захват, выйти из конфликта, используя только один инструмент (например, юридический или PR), просто невозможно. Поэтому наша компания из юридической трансформировалась в S&P Investment Risk Management Agency, агентство, которое единственное в Украине имеет замкнутый цикл выведения бизнеса из конфликтов и полноценно заменяет кризисный штаб со всеми его участниками. На сегодняшний день мы предоставляем все виды услуг и успешно применяем все виды инструментов, необходимых для успешного выведения бизнеса из конфликта. Мы обеспечиваем нашим клиентам все необходимое: коучинг и менторство, юридические, управленческие и GR-инструменты, PR и репутационную защиту, а когда уже необходимо – кризис-менеджмент.

В полностью трансформированной системе услуг юридическая часть, конечно же, присутствует, но в размере где-то 45% от всего спектра. В процессе нашего практического опыта мы пришли к пониманию, что юриспруденция – это только один из многочисленных инструментов. Важный, конечно, но он будет успешным только при умелом вплетении его с другими не менее важными инструментами.

Годы, потраченные нами на разрешение конфликтов и кризисов, позволили нам накопить уникальные знания, и сейчас они уже перешли в категорию молчаливых знаний. Мы уже изначально многое можем просчитать и увидеть только на стадии начала нашей работы. Есть понятие десяти тысяч часов, потраченных на определенное дело, потратив их, ты становишься Master. Когда вы потратили на любимое дело двадцать тысяч часов, вы уже становитесь Master of the master. И мы уже в этой, последней категории, потому что почти всю сознательную жизнь потратили на совершенствования себя и своих навыков.

Кстати, в большинстве случаев мы работаем исключительно с СЕО – тем человеком, который принимает решения. Потому что 85% в конфликте – это управленческие решения, и только 15% – юридические. Без контроля и непосредственного участия со стороны СЕО невозможно выйти правильно из конфликта.

: Если S&P делает такую работу для бизнеса, что делают тогда штатные юристы компании?

Н.Сюткин: Мы не заменяем юристов компании, у нас нет такой цели и необходимости. Мы приходим только тогда, когда в нас нуждаются, и исключительно на ту сферу, где у штатных специалистов нет и не может быть такого опыта, как у нас. Кроме того, мы повышаем эффективность их работы, мы их обучаем, и проходя с нами вместе через конфликт, поверьте, они очень растут профессионально.

Проводя аналогию с медициной, можно сказать, что, например, есть терапевт, без которого не решится не один жизненно необходимый, ежедневный вопрос. Важен ли он – конечно, и даже очень. Но есть и другие специалисты, узкопрофильные, например, кардиохирург, который включается в процесс, когда обычного лечения недостаточно. Штатный юрист – это хороший терапевт, который должен полностью сопровождать текущую жизнедеятельность компании, без его каждодневных усилий корабль под названием «бизнес» просто не поплывет. Мы относимся к узкопрофильным специалистам, которые подключаются на стадии кризиса или его возможного возникновения, мы работаем в команде, обучаем их во имя совместного положительного результата.

К сожалению, в Украине считается нормой, что юристы должны заниматься всем, знать и уметь все. И очень часто так и происходит: как юридические компании, так и штатные юристы практикуют все сферы, начиная с регистрации предприятий и заканчивая сложными антирейдерскими процессами. На Западе же есть четкая специализация, узкопрофильная, и компания, которая делает все, вызывает сомнения. Узкопрофильная специализация – единственный правильный подход к формированию качественных услуг. Возвращаясь к медицине, специалист, который был бы и стоматологом, и хирургом, и терапевтом в одном лице, явно вызывал бы сомнения в профессионализме.

: Должен ли СЕО отслеживать эффективность штатного персонала или внештатных сотрудников? Должен ли он вообще инвестировать в такие процессы свое время?

Н.Сюткин: Украина – страна рискованных инвестиций. В нашей стране не работают правила и нормы, вернее, работают в разных интерпретациях, причем в каждой ситуации по-разному. Все, что знал иностранный бизнес до прихода в Украину, нужно просто забыть, тут своя специфическая «среда обитания» и правила ведения бизнеса. И к сожалению, личная вовлеченность CEO в различные процессы, в том числе связанные с хозяйственной деятельностью компаний, – это просто необходимость. Если мы говорим о конфликтах или других серьезных вопросах, которые однозначно несут разного вида риски, для компании СЕО необходимо инвестировать 35-40% личного времени на решение таких вопросов.

Например, сейчас прокуратура открыла уголовное производство против более 40 иностранных компаний, которые были в контрактных правоотношениях с компаниями ООО «Промоушн Cтафф» и ООО «Промоушн Аутсорсинг». Мы близко знакомы с руководителями некоторых таких компаний, общались с ними на эту болезненную для них тему. Но, общаясь с СЕО иностранных компаний, мы видим, что они часто занимают интересную позицию: пока проблема не углубится, мы не будем предпринимать никаких действий. Такая позиция не может быть правильной для Украины. В Украине всегда, чтобы быть на шаг впереди, просто необходимо предпринимать активные действия, особенно когда стоит вопрос о возможной виновности компании и ее руководителей в совершении уголовного преступления. Поэтому мой однозначный ответ: да, CEO просто обязан инвестировать личное время в решение сложных задач и да, он также должен отслеживать эффективность персонала.

: Мы знаем, что компания S&P Agency имеет в своем арсенале обучающий HUB. Какие обучающие тренинги проводит компания и для кого?

Н.Сюткин: Мы разрабатываем и проводим различные тренинги, например, для CEO у нас разработан закрытый бизнес тренинг по конфликтам. Мы показываем, что такое конфликты, их виды, управленческие ошибки, ошибки по идентификации конфликта и, конечно же, глубину возможных последствий. Очень полезный тренинг, особенно для тех руководителей, которые привыкли делегировать принятие важных решений на другие подразделения компании, включая юридические. Мы проводили данный тренинг также в рамках Swiss Business Meeting для руководителей 42 крупных швейцарских бизнесов.

Отзывы были очень высокие, тренинг четко показал, какие управленческие ошибки совершают СЕО, как и на чем это потом отражается, на что следует обращать внимание, какие решения принимать, но главное – в какой степени вмешательства должен находиться руководитель при конфликте.

Кроме того, мы организовываем тренинги для руководителей юридических департаментов, финансовых директоров и начальников службы безопасности. Это уже более предметные тренинги, мы разбираем отдельные кейсы на атомы, моделируем сценарии развития событий и как принятие тех или иных решений скажется на компании и ее финансовых показателях. Вот как раз через неделю мы проводим тренинг, посвященный нашумевшему кейсу по ООО «Промоушн Стафф», будем делиться своей картиной мира и повышать эффективность наших участников.

: В чем конкурентные преимущества S&P Agency?

Н.Сюткин: Мы создали уникальный механизм, мы создали замкнутый цикл по выведению компании из кризиса. Нам никто для этого не нужен, ни юристы, ни PR агентства, ни служба безопасности. Мы все это включаем в себя, мы и есть кризисный штаб в одном лице. Причем очень эффективный. Основное наше преимущество в том, что мы пластичны и мобильны.

Стандартная схема выведения компании из кризиса – это создание кризисного штаба, куда обычно входят штатные и внешние юристы, коммуникационные агентства, PR-специалисты, служба безопасности и т.д.

Кроме того, что это достаточно финансово затратное объединение, оно еще имеет ряд недостатков. Это слишком сложный механизм, совершенно неповоротливый корабль, очень много людей из разных сфер, встречаются, обсуждают, спорят… PR настаивают, что нужна публикация, юристы возражают, что нет, не нужна… Это напоминает картину лебедь, рак и щука из одноименной басни Крылова.

Мы же действуем по-другому. Наша мобильность и пластичность состоит в том, что мы готовим стратегию с учетом всех необходимых инструментов, вплетая PR, GR, кризисные коммуникации, секьюрити и юридические ноу хау. У нас полное взаимопонимание внутри команды. Более того, мы четко знаем, что если какие-то инструменты не использовать, нельзя вывести компанию из кризиса. Мы сами выбираем инструменты, их очередность, мобильно меняем стратегию в зависимости от малейших изменений обстоятельств. И мы прописываем соответствующие месседжи, определяем каналы их распространения, инструменты по GR… То есть мы – маневренная яхта по сравнению с неповоротливым кораблем.

Узкие специалисты у нас задействованы непосредственно, а кроме того, есть медиа-инструменты, с помощью которых мы можем продвигать нужные месседжи. Есть журналисты в штате, SMM… То есть у нас полный замкнутый цикл. Я не знаю компании, которая также могла бы замкнуть процесс и полностью заменить кризисный штаб.

: Сталкивались ли Вы нарушением авторских прав? Как Вы боретесь с таким явлением и вообще, возможно ли с этим бороться?

Н.Сюткин: Мы зарегистрировали все свои разработки, компетенции, статьи, товарные знаки и т.д. Если кто-то без нашего разрешения их использует, мы отстаиваем права на авторство, пишем претензии. На сайте размещены специальные оговорки насчет использования контента. Интеллектуальной собственностью также являются наши публичные выступления и контенты тренингов. Вместе с тем, к сожалению, мы постоянно сталкиваемся с нарушением наших авторских прав. Как только мы делаем обновление на сайте о новых услугах, ноу хау, интервью, профессиональные комментарии, они тут же рерайтятся под заказ других компаний, которые не имеют достаточного опыта и навыков, чтобы писать о них. И очень часто только что созданная компания, про которую никто не слышал, полностью дублирует твой спектр услуг. В современном цифровом мире, где все можно скопировать простым нажатием мыши, очень сложно понять, кто же подлинный. Поэтому мы всегда рекомендуем клиентам спрашивать про successful case, спрашивать «что вы видите», «как вы это делали», «как вы собираетесь это сделать». Тогда можно увидеть и услышать очень многое, особенно то, что было искусно спрятано за текстами.

: Какая самая актуальная и рискованная проблематика сейчас в Украине, с чем сталкиваются компании?

Н.Сюткин: На сегодняшний момент это, конечно, вопросы с налоговой и правоохранительными органами. К сожалению, та глубина проблем, которая может быть создана именно этими органами, иногда поражает. Чтобы к компании появились вопросы, ей даже не нужно что-либо нарушать. За основу создания проблемы берутся неточности, небольшие ошибки. Большие международные компании на сегодняшний день имеют проблемы с доначислением налогов и сборов, возвратом НДС И суммы бывают очень серьезные.

На самом деле все инвесторы, которые заходят в страну, смотрят на тех, кто уже на нашем рынке, и с какими проблемами те сталкиваются. И никто не готов год-полтора отбиваться от уголовных производств. Если спросить СЕО крупных компаний о том, с чем они сталкиваются в Украине, часто можно услышать: «У нас пять уголовных дел, которые длятся более двух лет»… А сколько проверок? А сколько дел в судах с налоговой? И становятся понятными основные риски ведения хозяйственной деятельности и то, что зачастую такие действия происходят не всегда в рамках правового поля. То есть тут система работает не на бизнес однозначно.

: Что инвестору, который планирует зайти в Украину, необходимо сделать в первую очередь, на что обратить внимание, с чего начать?

Н.Сюткин: Принять то, что тут другие правила игры. Что если делать все так, как они привыкли, не проверяя, однозначно компания будет нести большие риски. У иностранных компаний изначально, по умолчанию, очень большой уровень доверия. В Украине уровень доверия надо снижать до нуля и проверять абсолютно все. Проводить рисковый аудит, проверять каждый объект и каждого покупателя. То есть делать совершенно нестандартные вещи, не так, как они привыкли делать бизнес.

В любой другой стране СЕО не должен все держать на контроле, инвестировать свое время в несвойственные ему функции. В Украине же даже посольства и послы выполняют несвойственную им функцию – они вынуждены защищать бизнес, выступать инструментом для защиты от конфликтов. Чтобы быть успешным в Украине, иностранному инвестору придется понять, как мыслит государство, и тогда и только тогда он сможет работать на опережение. Нужно понять и принять, что в Украине все, что они знали о ведении бизнеса, не работает.

: Относительно нашумевшего кейса по ООО «Промоушн Стафф». Многие СЕО столкнулись с тем, что они даже не понимают, в чем их нарушения, есть ли повод им для волнения, можете прокомментировать?

Н.Сюткин: Специфика Украины в том, что у нас на всех уровнях происходит системная и фундаментальная подмена понятий. Например, у нас не действует закрепленная в Конституции Украины презумпция невиновности. Бизнесу постоянно приходиться доказывать свою невиновность. Практикуя более 20 лет, мы каждый день удивляемся, как искусно государство подменяет понятие и причем не в пользу бизнеса, и чтобы доказать, что правонарушения нет и не было, компаниям нужно провести огромную работу.

В случае с этими сорока компаниями огромный плюс может быть в том, что их много. Если бы они объединились, то однозначно, это имело бы для них позитивный результат, как в более сжатых в сроках разрешения такого конфликта, так и в глубине проблематики. Однако в настоящее время сложно прогнозировать, как этот кейс развернется, потому что слишком большое количество компаний и сложно предсказать их дальнейшие действия. Вместе с тем риски просчитать для них можно, можно даже смоделировать варианты развития процесса. Это как раз мы и будем делать у себя на тренинге. Одно могу сказать точно, что если дело будет развиваться по сценарию правоохранителей, риски для компаний достаточно большие, поэтому просто надеяться на то, что дело «рассосется» само собой, я бы не стал. Активные или даже проактивные действия будут в данном случае хорошим советом для таких компаний.

: Как Вы думаете, обвинения в отмывании денег могут иметь под собой почву?

Н.Сюткин: Чтобы дать какую-то оценку, нужно изучить все обстоятельства и особенно документацию. Без этого любая оценка беспочвенная. Но если честно, я не думаю, что был факт отмывания денег со стороны иностранных компаний. Крупный, иностранный бизнес «играет по правилам», но часто страдает только потому, что вступает в отношения с украинским контрагентом. Такова сегодняшняя практика.

: Объединение для этих компаний было бы хорошим вариантом?

Н.Сюткин: Да. Но опять-таки, чтобы объединиться, нужно иметь четкую стратегию, четкое видение. Ведь против них есть достаточно серьезные аргументы – экспертиза, подтвердившая сумму ущерба. Это достаточно редко, когда на этой стадии уголовного дела уже существует подтверждённая экспертизой сумма убытков. То есть правоохранительные органы достаточно эффективно работают по юридической части. Поэтому пассивно сидеть и ждать, когда, возможно, наступят негативные последствия – неразумно.

: То есть Вы советуете выходить за рамки привычного поведения?

Н.Сюткин: Однозначно. Но нужно понимать, куда идешь, зачем и какова конечная цель. Нужно иметь четкую карту, как просчет курса GPS. Опять-таки, обязательно нужно понимать и просчитывать, что именно «придумали» оппоненты, и все время работать на опережение. И тогда только можно успешно выйти из конфликта – по-другому никак. Если не знаешь, каким будет следующий шаг оппонентов, то не выиграешь.

________________________________________

[1] 17 октября 2017 года открыто уголовное производство о выводе средств с помощью договоров аутстаффинга по более чем четырем десяткам ведущих предприятий страны. В частности, фигурируют «Хуавей Украина», «Самсунг электроникс Украина компани», «Киевстар» и «Новая почта». Речь идет о том, что средства этих предприятий перечислялись для «Промоушн Аутсорсинг» и «Промоушн Стафф» якобы за использование их квалифицированных специалистов на условиях аутсорсинга, фактически же услуга не предоставлялась.

Читайте новости в нашем приложении!
Google Play: https://play.google.com/store/apps/details?id=ua.com.grodas.ldaily&hl=ru
App Store: https://itunes.apple.com/us/app/ldaily/id1354384907?l=uk&ls=1&mt=8

Обратите внимание!
«СНН ГРУПП» обладает исключительными авторскими правами данную статью.
Автор имеет исключительное право контролировать использование данного материала, что означает запрет на использование данной информации без его согласия. Под информацией понимаются тексты, фото, рисунки, другие материалы. Любое использование материалов с данной статьи без письменного согласия автора запрещено.
Под использованием понимается копирования, адаптация, рерайтинг, модификация и тому подобное. В случае выявленных нарушений автор имеет право на защиту авторских прав в порядке, предусмотренном ст. 50-53 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах».
  •  
  •  

Комментировать